Односторонняя агрессивность России в Черном море вызывает протесты со стороны Украины и Грузии

После распада Советского Союза в 1991 году отношения Российской Федерации с ее ближайшими соседями по Черному морю — бывшими советскими республиками Грузией и Украиной — перешли от холодного к открытому конфликту. Россия вступила в скоротечную войну в 2008 году с Грузией; затем, шесть лет спустя, она насильственно поглотила украинский Крым и спровоцировала войну с «сепаратистами» на Донбассе.

Последней недавней точкой столкновения трех сторон стало Азовское море и северо-восточная часть Черного моря.

18 января 2020 года Украина и Грузия подали жалобу в Международную морскую организацию (IMO) на односторонние и незаконные действия России, препятствующие поисково-спасательным операциям в Черном и Азовском морях, а также в Керченском проливе, который соединяет эти два крупных водоема. В тот же день, когда была подана жалоба, первый заместитель председателя комитета по международным делам Совета Федерации (верхней палаты парламента) России генерал-майор ФСБ Владимир Джабаров назвал ее «провокацией». Этот инцидент является последним в серии морских разногласий между Россией и Украиной по поводу правового статуса Черного и Азовского морей.

С начала года дипломатический тупик привел к усилению воинственности как со стороны Украины, так и России.

4 января военнослужащие Черноморского флота РФ на Крымской и Новороссийской военно-морских базах провели учения по борьбе с подводными диверсантами. Пять дней спустя корабли Черноморского и Северного флотов РФ провели совместные учения у побережья оккупированного Крыма.

Президент РФ Владимир Путин наблюдал за ходом учений с борта ракетного крейсера «Маршал Устинов» Северного флота, который ранее был направлен в восточное Средиземноморье для оказания помощи Сирии, а затем прошел через контролируемые Турцией Дарданеллы и Босфор (обычно именуемые турецкими проливами). В учениях приняли участие 50 кораблей, подводная лодка и более 40 самолетов, были отработаны пуски крылатых ракет «Калибр» и произведен испытательный запуск гиперзвуковой ракеты «Кинжал» воздушного базирования.

18 января, в тот же день, когда Киев и Тбилиси подали свою жалобу в IMO, командование Операцией объединенных сил Украины (ООС) было вынуждено опровергать сообщения украинских СМИ об установке минных полей в районе украинского участка побережья Азовского моря.

На своей Facebook-странице командование ООС заявило: «В некоторых отечественных СМИ появилось сообщение о начале активной фазы работ по установке минных полей вдоль десантно-опасного участка побережья Азовского моря. Мероприятия боевой подготовки корабельно-катерного состава тактической группы «Тритон» имеют исключительно учебно-тренировочный характер и не предусматривают каких-либо действий, связанных с реальным минированием акватории Азовского моря».

Для решения угроз и вызовов региональной безопасности Украина и Грузия теоретически могут обратиться за поддержкой согласно программе «Партнерство во имя мира» (PfP) к трем членам Организации Североатлантического договора (НАТО), расположенным вокруг Черного моря: Турции, Болгарии и Румынии. Однако любая военно-морская помощь стран-членов НАТО, не имеющих выхода к Черному морю, жестко ограничена Конвенцией Монтрё 1936 года, которая вводит существенные ограничения по классу, тоннажу и сроку пребывания военно-морских сил нечерноморских держав, которые могут быть введены в Черное море через турецкие проливы.

В будущем военно-морское господство России в Черном море, вероятно, укрепится с учетом прогнозируемых планов закупок российским министерством обороны. В 2019 году минобороны РФ подписало почти 50 контрактов с российскими оборонными предприятиями на рекордную сумму более 1 трлн рублей (более 16 млрд долларов). В эту сумму входит плановая закупка двух российских кораблей, аналогичных французским десантным вертолетоносцам типа «Мистраль», которые, как сообщается, будут заложены в оккупырованной Керчи в 2020 году.

Давний интерес российского флота к подобным десантным вертолетоносцам лежал в основе контракта 2009 года (позднее разорванного) на закупку двух французских «Мистралей», что, в случае реализации контракта, стало бы крупнейшей закупкой Россией иностранных военных кораблей со времен программы ленд-лиза Второй мировой войны. То, что такая закупка кардинально изменила бы баланс военно-морских сил в Черном море, подчеркнул (на то время) командующий российским военно-морским флотом адмирал Владимир Высоцкий.

Ссылаясь на скоротечный конфликт России с Грузией в августе 2008 года, он заявил, что «если бы у нас имелся корабль типа «Мистраль», Черноморский флот выполнил бы свою задачу за 40 минут и не понадобились бы 26 часов, как это было тогда». Закладка двух килей в Керчи является доказательством того, что интерес российского флота к таким кораблям сохраняется.

Российско-украинские морские споры, связанные с Черным и Азовским морями, вероятно, не выйдут из тупика в обозримом будущем, в основном по причине того, что военно-морские силы Украины и Грузии уступают силам Черноморского флота России. Кроме того, Россия может быстро усилить Черноморский флот, перекинув военные корабли Каспийской флотилии через свой внутренний Волго-Донской канал, а также передислоцировать дополнительные подразделения со своих Балтийского, Северного и Тихоокеанского флотов в Черноморский бассейн, используя привилегии Конвенции Монтрё.

Несмотря на дипломатические возражения, которые выдвинули Киев и Тбилиси в отношении односторонних военно-морских действий Москвы в этом регионе, отсутствие единого трансатлантического фронта может позволить таким действиям стать очередным подтверждением правила «кто сильнее, тот и прав».

Джон С. К. Дейли

Источник: The Jamestown Foundation

Только главные новости в нашем Telegram и Facebook!