Дания вынесла смертельный приговор Балтике

Судя по решению Дании относительно «Северного потока-2», европейские политики окончательно поставили крест на экологии Балтии. А как иначе объяснить тот факт, что в Копенгагене дали добро на строительство магистрального газопровода по дну Балтийского моря, которое считается самым загрязненным и взрывоопасным местом региона. Но нет худа без добра — экологи уверены, что прокладка «Северного потока-2» станет лакмусом экологической катастрофы, на пороге которой стоит Европа и которую политики старательно скрывают от европейского общества. Другой вопрос — готовы ли простые европейцы заплатить за правду такую высокую цену. Об этом пишет ” Planeta”.

Экологические проблемы в регионе начались еще в 40—50-хх годах, когда в Балтийское и Северное море было сброшено несколько сотен тонн оружия нацистов, в том числе химического. В те годы союзники не нашли другого выхода, как уничтожить смертоносные боеприпасы путем затопления. По словам вице-адмирала запаса, доктора технических наук, председателя Комитета по проведению подводных работ особого назначения при Правительстве РФ в 1992–1994 годах Тенгиза Борисова, захоронений два: в 70 милях от побережья Лиепаи и в районе датского острова Борихольм. Но это официальные данные, тогда как на практике дно Балтийского моря просто усеяно оружием, ведь на самом деле сбросы были хаотичными. К тому же шесть судов, доверху набитых боеприпасами, затопили англичане и достоверно известно о местонахождении только четырех из них. Фактически, Балтийское море — это огромный могильник химического оружия. В процессе коррозии, а по оценкам военных, время сквозной коррозии авиабомб не превышает 80 лет, артиллерийских снарядов и мин – 100–150, высвобождаются ядовитые вещества, которые попадают в пищевые цепочки, в результате чего в зоне риска оказываются не только морские животные, но и люди, которые употребляют рыбу и морепродукты в пищу. Европейцы годами едят отравленную морскую продукцию Балтии, и это сказывается на здоровье нации ввиду роста заболеваемости и смертности.

По данным Комиссии по защите морской среды Балтийского моря (HELCOM) и ЮНЕСКО воды Балтийского моря кишат отходами. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН признала Балтийское море самым загрязненным водоемом. Другими словами, это огромная свалка пластика, сельскохозяйственных и судоходных отходов, пятен нефти из-за которых гибнет морская флора и фауна. Содержание фосфора в морской воде выросло в восемь раз, азота — в четыре, в результате в Балтийском море в геометрической прогрессии растет популяция сине-зеленых водорослей, которые уничтожают животный мир и нарушают пищевую цепочку.

По оценкам ученых Германии и Финляндии, уже более 70 тысяч квадратных километров Балтийского моря охвачено «мертвыми бескислородными зонами», где погибли все морские жители. Экосистема страдает от регулярных разливов нефти, которая крайне медленно распадается в Балтийском море из-за низкой температуры воды и отсутствия бактерий с момента образования акватории. Аварии газопроводов ведут к выбросам «газовых пузырей», которые несут смерть всему живому на своем пути, и сероводорода, образующего мертвые зоны, например, на дне Готландской, Гданьской и Борнхольмской впадин.

Балтийское море является домом для китов, дельфинов, серого тюленя, кольчатой нерпы, обыкновенного тюленя и других млекопитающих — многие из них на грани вымирания и занесены в Красную книгу. В особой зоне риска киты и дельфины, которые используют Балтийское море в качестве среды обитания или следуют через него в Атлантику, к примеру, морская свинья, малый полосатик, дельфин белобочка и беломордый дельфин. Они массово гибнут из-за газа, нефти, отходов, химического оружия и детонирующих боеприпасов, кормовой базы, напичканной ядами, а также технологий, которые используются для строительства и мониторинга состояния трубопроводов. На глубине млекопитающие используют эхолокацию, которая подавляется ультразвуковыми помехами, а значит, они не могут добывать пропитание, медленно и мучительно умирая от голода.

О масштабах катастрофы можно только догадываться, но на примере восточно-балтийской трески, одной из самых ценных рыб региона, становится понятно, если ничего не предпринять, Балтийское море совсем скоро станет кладбищем. По данным Европейской комиссии за последние годы, запасы трески сократились кратно. Уже сейчас в почти трех десятках подрайонов запрещен промышленный лов, совокупный лов в восточной части упал в три с половиной раза. А ведь именно треска составляет более половины улова рыболовных судов и входит в ежедневный рацион местного населения.

Экосистема Балтийского моря на грани вымирания, но экологи даже не могут точно оценить масштаб катастрофы. Последние годы они столкнулись с проблемой сбора образцов, так как исследовательские подводные аппараты повально застревают в мусоре, натыкаются на боеприпасы и обломки военных кораблей. К примеру, бесследно исчезла большая подводная обсерватория Центра океанических исследований имени Гельмгольца GEOMAR. Дайверы, которых отправили на место происшествия, обнаружили разорванные кабели для передачи сигнала — ни одного следа или намека на то, что случилось с самой станцией.

И что делают европейские политики, чтобы решить проблему —дают добро на строительство глубоководного газопровода по дну Балтийского моря. Никто не знает, как будет происходить прокладка магистрали в условиях плохой видимости, сложного положения морских глубин, напичканных боеприпасами времен Второй мировой войны, частых штормов. Что будет, если газопровод повторит судьбу подводной обсерватории, которая бесследно исчезла при невыясненных обстоятельствах. Что будет, если произойдет взрыв трубопровода в результате столкновения с мигрирующими снарядами и бомбами. Что будет с флорой и фауной региона в результате выброса газа в Балтийском море. И таких вопросов у экспертов в области экологической безопасности не один десяток, но все их объединяет одно — никто, ни российская власть, ни европейские политики, не могут дать на них вразумительный ответ.

Против строительства «Северного потока-2» выступили многие экологические организации. К примеру, международная неправительственная независимая экологическая организация «Гринпис» протестовала против строительства трубопровода по сухопутной части России из-за угрозы загрязнения сельхозугодий и окружающей среды. Международная некоммерческая экологическая организация ClientEarth неоднократно заявляла об угрозах, которые несут подрывы боеприпасов времен Второй мировой войны, и даже подала в 2018 году иск против строительства газопровода, но его замяли заинтересованные стороны. В 2017 году представительство экологического фонда «Клайент Ёс» обратилось к властям Финляндии с требованием заблокировать строительство «Северного потока-2», но получило отказ на том основании, что воды Финляндии не входят в компетенцию деятельности организации, в то время как угроза экологической безопасности региона под сомнение не ставилась. О приближающейся экологической катастрофе неоднократно заявлял немецкий Союз охраны природы и биоразнообразия — этот список можно продлевать до бесконечности. Но экологические организации оказались бессильными в борьбе против политических амбиций и капиталов игроков мирового энергетического рынка.

Весь мир против, однако политики европейских стран делают вид, что ничего не происходит. Они выдают России разрешение на прокладку газопровода, который превратит Балтийское море в кладбище, а сами устанавливают запрет на ловлю трески, лишая рыбаков собственных стран основного заработка. Видимо, по их логике рыбацкая шхуна и вылов рыбы более опасен для экосистемы, чем работы по укладке глубоководной магистрали и транспортировка газа. Так ли это, должно рассудить европейское общество или за него это сделает история.

Только главные новости в нашем Telegram и Facebook!