Китай заливает свою экономику триллионами “пустых” юаней

Печатный станок Китая продолжает работать в «турбо-режиме», заливая деньгами коронавирусный кризис во второй экономике мира. Китайская экономика успешно восстановилась после весеннего пандемического провала, заявила в понедельник официальный представитель Государственного статистического управления КНР Лю Айхуа, комментируя данные за третий квартал, передает finanz.ru.

Они показали, что рост ВВП КНР ускорился с 3,2% кварталом ранее до 4,9%, а рост промышленного производства – 0,4% до 1,2%. Впервые с начала кризиса возобновился рост инвестиций (+0,8% год к году) и продолжилось снижение безработицы: она составила 5,4% против 5,6% во втором квартале. Оборот розницы остался в глубоком минусе по итогам квартала (-7,2%), но месячные данные за сентябрь уже показали его рост – на 3,3%.

Главным локомотивом китайской экономики остается гигантская кредитная эмиссия, которую проводят банки и Народный банк КНР. За сентябрь в стране было выдано 1,5 триллиона юаней новых кредитов, а показатель общего социального финансирования (total social financing, TSF), включающий в том числе и теневые банковские продукты, подскочил на 3,5 триллиона юаней.

Общий объем кредитного финансирование в экономике достиг нового рекорда в 280 триллионов юаней (41 трлн долларов). 
С начала года экономика КНР получила 29,6 трлн юаней дополнительных денежных вливаний – сумму, эквивалентную четверти китайского ВВП. Общий долг экономики впервые в истории превысил 300% ВВП и к концу года, по прогнозу Института международных финансов, достигнет планки в 325% ВВП.

Кредитный импульс китайской экономики поддерживает мир и рынки, констатирует глава исследований Азии в HSBC Фредерик Нойман: компании КНР наращивают долг, закупая сырье и генерируя спрос. Порядка четверти всех денег уходит на внутренний рынок недвижимости, который продолжает разогреваться, показывая рост на 6-7% в год, отмечает главный экономист ING Ирис Панг.

Денежная масса увеличивается двузначными темпами, что никак не отражается на юане, который продолжает укрепляться и впервые с 2018 года стоит дороже 6,7 юаня за доллар. Это, впрочем, результат глобального ослабления доллара, а также притока спекулятивного капитала в китайские активы, считает Панг.

Эффективность этого кредитного «допинга», на котором построено китайское экономическое чудо, неуклонно снижается, констатируют аналитики GNS Economics: если до 2008 года долг рост лишь незначительно быстрее, чем ВВП, то в последнее десятилетие это расхождение стало более чем трехкратным. С 2007 года долг вырос на 25 триллионов долларов, а экономика – лишь на 7,6 трлн. Иными словами, на каждый доллар нового долга в Китае создается лишь 33 цента нового ВВП.

Де-факто китайская экономика превращается в «финансовую пирамиду», категоричны в GNS: проценты по кредитам съедают около 20% китайского ВВП, а обслуживание накопленного долга происходит за счет дальнейшего увеличения долга, замыкая ситуацию в порочный круг.

Каждый новый кредитный импульс, который мировая экономика Китая, слабее предыдущих, и этот не станет ни исключением, считает Нойман: он «иссякнет быстрее, чем во время прошлого глобального кризиса».

Читайте также: Китай провалил мегапроект по производству микросхем

# # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!