В Чечне исчез дагестанец, оскорбивший Кадырова в соцсети

Трое жителей дагестанского Дербента отправились в Грозный 9 февраля и пропали без вести. Перед поездкой один из них выкладывал в сеть ролики с оскорблениями Рамзана Кадырова, а за несколько часов до исчезновение опубликовал в соцсетях видео с сигаретой на фоне мечети “Сердце Чечни”. Родные уверены, что дагестанцев похитили чеченские силовики, пишет “Медиазона”.

30-летний Ниллан Алиев, 35-летний Сеидайдин Мустафаев и 62-летний Хаким Аскеров

Вечером 9 февраля 62-летний житель Дербента Хаким Аскеров гостил у своего знакомого, 35-летнего Сеидайдина Мустафаева. Жена Мустафаева Насиба говорит, что Аскеров когда-то дружил с покойным отцом ее мужа и поддерживал приятельские отношения с Сеидайдином. В тот же вечер Мустафаев неожиданно сказал, что уезжает в Махачкалу, и, собрав вещи, уехал.

Уже в дороге, по словам жены, Сеидайдин позвонил ей по видеосвязи и попросил показать детей – двухлетнюю дочку и восьмимесячного сына. Когда на следующий день, 10 февраля, Насиба попыталась дозвониться до мужа, его номер был выключен. Хаким Аскеров на звонки тоже не отвечал, а через некоторое время и его номер оказался вне зоны доступа.

В тот же день Насибе позвонил некий друг Сеидайдина по имени Хамза, рассказавший, что ее муж задержан в Махачкале. Розыски мужчины ничего не дали, а впоследствии женщине сообщили, что машина с ее мужем отправилась в Грозный и обратно уже не возвращалась. В машине был еще один пассажир – 30-летний дербентец Ниллан Алиев, которого оба подобрали по пути. Мать Алиева Наргиз Казимова созванивалась с сыном днем 10 февраля – тот попросил прислать фото паспорта, чтобы предоставить в грозненском хостеле “Турист”, где остановились приятели. По ее словам, Мустафаев пообещал ее сыну работу, но обманул. В хостеле “Турист” журналистке “Медиазоны” подтвердили, что мужчины останавливались у них месяц назад, но отвечать на дополнительные вопросы отказались, сославшись на то, что уже все рассказали “уполномоченным органам”.

Незадолго до исчезновения Сеидайдин Мустафаев выложил в своем инстаграме видео, на котором он курит на фоне мечети “Сердце Чечни” в центре Грозного. Такая съемка, учитывая неодобрительное отношение к курящим в Чечне, вполне могла быть расценена как оскорбление чувств верующих. Кроме того, Мустафаев и “ранее оставлял негативные комментарии под постами руководителей республики”, и его аккаунты неоднократно блокировали.

Журнал “Дош” опубликовал один из роликов Мустафаева – на нем он курит и говорит: “Ты – бородатая марионетка, Рамзан, слышишь, да? Клоунаду оставь, марионетку оставь, ну а сам ты ходи, как смертный, как люди ходи, как народ ходи, с народом ходи, овца <невнятные ругательства>”.

Родные пропавших дагестанцев говорят, что именно из-за этих записей мужчин могли похитить в Чечне “кадыровские люди” – при этом ни Ниллан Алиев, ни Хаким Аскеров таких видео не выкладывали.

“По-моему, в тот вечер [Сеидайдин] с кем-то переписывался с таким злостным видом, – говорит его супруга. – Видимо, [его спросили], что он там выставил, видимо, чеченцы или кто-то. Он кушал сидел, бросил все и резко подорвался. Видимо, они ему там писали: “Ты, если мужик, приезжай в Чечню”. Мне кажется, так”.

В июне прошлого года после конфликта вокруг указателя на выезде из дагестанского Кизляра “Чеченская Республика – Шелковской район”, который снесли местные жители, Рамзан Кадыров пригрозил ломать пальцы за оскорбительные комментарии в интернете.

Родственники троих пропавших написали заявления в отделе полиции по Советскому району Махачкалы, 20 февраля ведомство выложило сообщение о пропавших дербентцах на своей официальной странице в Instagram, но ничего нового родственникам пока не сообщили. Не дали ничего и обращения в другие инстанции: в ФСБ Дербента с Мустафаевой разговаривали через домофон и посоветовали идти в полицию. А в Следственном комитете Дербента ей сказали, что этим делом должны заниматься в Чечне. Сама Мустафаева полагает, что в Чечне похищенных могут пытать, и не уверена, жив ли еще ее муж.

23 и 25 февраля Наргиз Казимова выходила к зданию администрации Дербента с плакатом: “Рамзан Кадыров, мой сын пропал в Чечне, помогите мне найти его!”. Женщина говорит, что многие прохожие думали, что она мать Мустафаева, и ей приходилась объяснять, что ее сын – Ниллан Алиев. В пресс-службе МВД по Чеченской республике отказались давать комментарии, попросив направить письменный запрос.

8 марта подруге Алиева поступил звонок от девушки, которая сообщила, что нашла его телефон возле Республиканского кожно-венерологического диспансера. На этот номер стала звонить мать Алиева: “Сначала трубку не поднимали, потом я написала смс, представилась, и мне ответили. Девушка сказала, что сменила сим-карту в телефоне на свою, так как на сим-карте сына стоял пароль. Она сказала, чтобы мы забрали телефон и что ждать будет 15 минут, а потом уйдёт”, – рассказала Наргиз Казимова порталу “Черновик”.

Ей всё это показалось подозрительным, поэтому за телефоном она ехать не стала: “Если бы телефон месяц лежал там, он бы уже давно разрядился и не работал. Или кто-нибудь нашел бы его раньше. Возможно, меня просто таким образом хотели успокоить”, – предположила Казимова. Всю информацию она передала в уголовный розыск и в следственный комитет, но, по ее словам, предпринято ничего не было.

Осенью 2016 года правозащитный центр “Мемориал” рассказал о всплеске похищений на Северном Кавказе и активизации “эскадронов смерти”. По словам правозащитников, одного или нескольких человек, как правило, знакомых друг с другом, с интервалом в несколько часов похищают или они “исчезают” при невыясненных обстоятельствах. Через несколько дней или недель после этого официальные структуры публикуют сообщение о произошедшем самоподрыве боевиков или боестолкновении, в ходе которого сотрудники силовых структур потерь, как правило, не несут, а число убитых боевиков в точности совпадает с числом пропавших людей.

Силовики объясняют исчезновение людей их уходом “в лес”, возбуждают уголовное дело, которое немедленно прекращается в связи со смертью подозреваемых. При этом заявления родственников и других свидетелей о похищениях и о том, что на трупах зачастую присутствуют следы пыток, просто игнорируют.

8 марта в Швеции задержали двоих россиян, подозреваемых в покушении на убийство известного блогера и критика чеченского правительства.

Также Guildhall сообщал, что подозреваемый в убийстве чеченского блогера Имрана Алиева вернулся в Чечню. Об убийстве Алиева стало известно 1 февраля. Убитому во Франции чеченцу, известному под псевдонимом Мансур Старый, было нанесено 135 ударов ножом.

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!