“Радиоактивный” город затопило на Дальнем Востоке. Жители жалуются на власть РФ

В июне Балейский район Забайкальского края РФ пережил сильнейшее за последние 60 лет наводнение. Сегодня многие дома и мосты там разрушены, вернувшимся из эвакуации жителям улиц Балея и соседнего села Ундино-Поселья негде жить. Люди жалуются на пищевые расстройства, кожный зуд, аллергии. В наиболее пострадавших от наводнения районах стоит сильный химический запах, пишет “Сибирь.Реалии”.

Эксперты опасаются резкого ухудшения и без того крайне неблагоприятной экологической обстановки. В этом районе уже полтора века ведется разработка крупнейшего в России золотого месторождения, работало секретное предприятие по добыче радиоактивного тория, а сейчас строится новая фабрика по кучному выщелачиванию золота.

Из-за сильных ливней 17 июня с мелких рек в Балей пошел вал воды, наполнилась дамба – ее прорвало, началась эвакуация жителей. Вывозили людей также из районов, где река Унда впадает в реку Онон. Сутки, а в наиболее пострадавшем от наводнения селе Ундино-Поселье трое суток вода стояла в домах.

Читайте также: Потоп в Крыму: в Европарламенте призывают создать комиссию для расследования участия оккупантов

“У нас затопило все: и дом, и мебель, и огород с овощами и картошкой. Вода стояла дня три, крыльцо выворотило, дверь подперло, все в доме перевернуло, кирпичи отваливаются, курицы и собака утонули. И запах непонятный, похожий на медицинский, второй месяц в подполье стоит вода”, – рассказывает жительница Ундино-Поселья Любовь Киберева. Она живет в шлакоблочном двухквартирном доме, который дал трещину.

“Пол оседает, печка отошла. В доме утонуло все. Соседка после наводнения все бросила, уехала, больше здесь не живет. Мы с дедом оба инвалиды 2 и 3-й группы, у нас денег нет, чтобы уехать. Я с сердцем, у деда черепно-мозговая”, – говорит Киберева.

Земля на ее участке спрессована, все забито илом. На этом участке они были вынуждены отстроить временное маленькое “зимовье”: “На лекарства денег не хватает, а тут весь дом, как сказала комиссия, не подлежит капитальному ремонту. Ну, вот дали нам гуманитарку, продукты питания, постель и 10 тысяч рублей. По сто тысяч тоже выплатили, что мы купим на эти деньги?! Нам не прожить, сколько на лекарства уходит, мы же инвалиды. Мы теперь живем во дворе – нам больше некуда, скитаемся. Кажется, жизнь у нас кончилась”.

Вера Алексеева жалуется: треть жителей, подававших заявление, в списки на выплаты не попали, хотя комиссия подтверждала повреждение домов. Жительнице Поселья Марии Барановой в выплатах и вовсе комиссия отказала.

“Когда началось наводнение, мы были в соседнем селе у сестры. Спустя пять дней, когда по дорогам стало возможно проехать, вернулись в свой шлакоблочный дом. А там вода в подвале, трещины, черная плесень на насквозь промокшей мебели, и все покрыто илом. Когда мы убирали дом, во рту был металлический привкус. У всех началось расстройство желудка, хотя воду мы пили привозную. На коже были высыпания, зуд был сильный несколько дней, – рассказывает Баранова. – Но раз не было нас в доме на момент наводнения и не прописана я тут – значит, нам ничего не положено, решили власти. Выплат отцу тоже не дали: он ездит в Балей, живет там и тут, пополам. Меня сестра отговорила 16 июня приезжать – из-за того, что шла вода, мы задержались. Видимо, чтобы попасть под выплаты, надо было ехать и прожить все это, эвакуацию и вал воды – с двумя детьми. Комиссия была, заявление я написала, все сдала, но никаких выплат нам не положено”.

Читайте также: Причина последствий потопа в Крыму – безответственность оккупантов

# # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!