Кровопролитие и промахи бизнеса: попытки России закрепиться в Африке обречены на провал

Президент РФ Владимир Путин и его окружение в последние несколько лет обратили пристальное внимание на Африку. Очевидно, она интересна им как регион с богатейшими ресурсами, где рост влияния Москвы мог бы хоть частично компенсировать ей проблемы, связанные с нарастающим противостоянием с Западом. Но Африка все быстрее становится важной для России в этом контексте и как идеологическое поле этого “соревнования”. Однако Кремль выбрал провальный сценарий реализации своих интересов на этом поле, пишет “Радио Свобода”.

Читайте также: La Tribune: Россия пытается вернуть геополитические позиции в Африке

С 2014 года Кремль заключил соглашения о военном сотрудничестве более чем с 20 государствами континента. В большинстве случаев речь идет об обучении и подготовке местных военнослужащих (с 2014 года в России военные вузы окончили более 3,5 тысячи африканских офицеров), поставках вооружений, обслуживании уже имеющейся там боевой техники. Также в африканских странах время от времени открываются новые официальные представительства Минобороны России.

Российские военные, чиновники и политтехнологи вовсю работают уже как минимум в 25 африканских странах, в первую очередь в ЦАР, Ливии, Северном и Южном Судане, на Мадагаскаре, в Анголе, Чаде, Камеруне, Гвинее, Зимбабве и Демократической Республике Конго. Например, последние новости об эскалации гражданской войны незадолго и сразу после президентских выборов в Центральноафриканской Республике вряд ли бы привлекли к себе столько мирового внимания, если бы в этой стране уже давно не находились военные из России, работающие там как официально, так и нет.

Накануне Нового года в ЦАР прибыли сотни российских военнослужащих и много единиц боевой техники, от вертолетов до систем залпового огня, и этот поток, хоть пока и не большой, не останавливается.

В конце 2019 года в Сочи с помпой прошел первый саммит “Россия – Африка”, с участием лидеров примерно 50 африканских стран. Это континент, где западным странам, в первую очередь США, Кремль надеется регулярно демонстрировать успехи в деле возвращения “утраченного с распадом СССР геополитического величия”. Российские эмиссары в Африке уже несколько лет довольно умело разжигают старые территориальные и межнациональные конфликты и подогревают антизападные, “антиколониальные” настроения в тамошних обществах. Пригожинские политтехнологи помогают местными лидерам, изъявившим готовность поддерживать интересы России и деловые интересы самого Евгения Пригожина, побеждать на выборах.

Читайте также: Guardian: Создатель “ЧВК Вагнера” продвигает интересы Кремля в Судане через эксперта ООН

Российский “Газпром” все активнее работает в Алжире, несмотря на недавнюю смену власти в этой стране, а также в Ливии, хотя российская деятельность там заметно застопорилась после 2011 года и начала гражданской войны, где на стороне мятежного фельдмаршала Халифы Хафтара активно, хотя и негласно, воюют российские “военные специалисты”. Крупнейший в мире производитель алмазов, российская группа “Алроса”, продолжает свои разработки в Анголе. В 2019 году “Алроса” заявила, что также начнет добычу алмазов и полезных ископаемых в Зимбабве. Алюминиевый гигант, объединенная компания “РУСАЛ”, ранее ставшая объектом международных санкций, вовсю добывает бокситы в Гвинее. Такие российские компании и холдинги, как “Норникель”, “Северсталь” или золотодобывающая Nordgold, активно действуют в ЮАР, на Мадагаскаре, в Гвинее и Буркина-Фасо.

По крайней мере, так все выглядит в официальных отчетах и публикациях. Насколько реальны эти планы и статистика? Об интересах Кремля в Африке и их перспективах рассуждает живущий в западноафриканском государстве Сенегал российский бизнес-консультант, африканист, офицер в отставке Сергей Елединов.

Он отметил, что историческая память в Африке очень короткая. Достаточно тяжелая текущая экономическая и социальная ситуация всегда заставляет африканцев жить сегодняшним днем, не увлекаясь какой-то мемуаристикой. Мало кто из простых африканцев сейчас знает и вспомнит о роли СССР в деколонизации Африки.

Читайте также: РФ использует гибридное влияние в Африке в целях давления на Францию – Центр исследований Африки

“Основная проблема Москвы – это ее поверхностный подход, небрежное отношение к африканским странам, в том числе к их новейшей истории и к их сегодняшним реалиям. Один из серьезных промахов в оценке Африки делается, когда на нее начинают смотреть лишь глазами ее формальных лидеров. Например, есть государство Гвинея, и ее в очередной раз недавно переизбранный президент Альфа Конде, приезжавший на саммит в Россию – и его взгляды радикально отличаются от взглядов непримиримого лидера оппозиции Мамаду Силла. Хотя они оба гвинейцы и оба хотят для своей страны лучшего. Что, если власть сменится? Кто-то в России собирался говорить с Силла? Понять весь спектр взглядов, встать над ситуацией, найти оптимальное решение? Этого не делается. И вообще в Москве, видимо, не желают понимать, что многие страны Африки уже обладают гораздо более развитыми демократическими институтами, свободой слова и независимой судебной властью, чем сама Россия. Судят по привычке, что все в Африке можно купить и продать”,- говорит эксперт.

Россия явно намерена выступить в роли внешнего гаранта безопасности и суверенитета стран Африки, используя свой военный потенциал. Исходя из общей слабости российской экономики и видимого нежелания Москвы пока участвовать здесь в каких-то долгосрочных и объемных финансово-инвестиционных проектах, это, пожалуй, единственная версия.

“Да, видеть в Африке российские реалии – это попытка идти по понятному, отработанному шаблону. Если говорить о цифрах – взаимного товарооборота, например – то они отражают реальность лишь отчасти. Там на самом деле все сводится к пресловутому “военно-техническому сотрудничеству”, то есть поставкам российских вооружений, причем лишь в несколько конкретных стран”, – подчеркивает Сергей Елединов.

В 2018 году (это последние данные) взаимный товарооборот африканских государств с Россией составил 20 миллиардов 400 миллионов долларов, из которых более 17 миллиардов пришлись на разный российский экспорт оружия. Больше всего его получили Египет (более чем на 7 миллиардов долларов) и Алжир (на 4 миллиарда 800 миллионов). Это очень маленькие цифры: к примеру, товарооборот России со странами Азии в том же 2018 году превысил 200 миллиардов долларов, то есть он был в 10 больше, продолжает Сергей Елединов:

“Я не знаю ни одного успешного российского проекта в Африке. А те, которые действуют, это амортизация существующего советского наследия. Как “РУСАЛ” в Гвинее, или, например, то, чем занимается там же и в Буркина-Фасо Nordgold, “дочка” “Северстали”: просто скупка давно существующих иностранных активов, в основном британских и американских, причем даже с сохранением старого менеджмента”.

Елидинов отметил о постоянных провалах бизнеса РФ в Африке: “Достаточно упомянуть “Лукойл” с его какой-то постоянной чередой провальных инициатив, от Ганы до Египта. Для любителей цифр я приведу данные о стране, в которой живу: в Республике Сенегал за последние пять с небольшим лет российским частным бизнесом было инвестировано более 50 миллионов евро – с нулевым результатом, я бы даже сказал, с отрицательным. И естественно, эти отчеты и итоги не афишируются”.

По его мнению, ситуация в ЦАР,  вышла уже на еще более накаленный уровень. Там официально присутствуют действующие российские военнослужащие и наемники “ЧВК Вагнера” (а по факту секретная армия власти РФ).

“Мне, к моему глубокому сожалению, как офицеру в отставке, все это очень напоминает афганскую кампанию СССР. Те же самые шаги и этапы: сначала военные инструкторы, потом какая-то безоговорочная ставка на не самого популярного политического деятеля, ввод ограниченного контингента (как ответ на просьбу о помощи), а потом использование его в реальности не как миротворческой силы, а как силового рычага в руках ставшего нелюбимым правительства. Это вмешательство в чужой внутренний конфликт, который плавно перетекает в полноценную войну, с большим и неизбежным кровопролитием. И все это происходит на фоне абсолютного нежелания кремлевского руководства разобраться в истинных причинах происходящего и искать какое-то политическое решение в этой чужой войне. Увы, все очень похоже”, – заявил он.

В целом, подытоживая наш разговор, отмечу: вне сомнения, сами африканцы, которые очень реалистичны и прагматичны, у которых условный “холодильник” всегда побеждает условный “телевизор”, не только не поддержат, а наоборот, будут противиться всему, что ухудшает их жизнь. Делая ставку только на выбранных в Москве для партнерства африканских лидеров, нельзя забывать: многие из них в своем роде капризные дети, местные царьки, которые привыкли к подаркам в виде различных форм помощи. И реакция у них будет как у детей: есть подарки – иностранный политик хороший, а подарки закончились – он сразу плохой. Сейчас втягивание в любой конфликт на континенте, и, к сожалению, каждая пролитая капля крови, которая так или иначе будет связана с “русскими”, и без четкой “дорожной карты” политического решения, только усиливает необратимость эскалации каждого конфликта. Трагического для любой африканской страны, для той же ЦАР, и очень негативного для международного имиджа России.

Читайте также: Соглашение о военной базе РФ в Судане может сорваться – Центр исследований Африки

# # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!