Москва хочет изъять Карабах у Азербайджана

Если скорое принятие нижней палатой парламента Франции резолюции о Нагорном Карабахе, похожей на ту, что принял Сенат, было вполне ожидаемо, то новый конфликт между Москвой и Ереваном тоже было легко спрогнозировать, но не столь быстро по срокам.

Первые симптомы этого конфликта проступили вечером 30 ноября вместе с появлением информация, что визит в Москву большой правительственной делегации с Пашиняном не состоится. Анонс этого визита появился 27 ноября, когда правительство Армении сообщило о его подготовке начальником протокольного отдела Аппарата премьер-министра Эдуардом Арутюняном. Предполагалось, что визит будет долгим – с 30 ноября по 4 декабря. Судя по его длине и размерам делегации, правительство Армении собиралось подписать с Кремлём тоже не короткий ряд договоров. Если бы всё пошло по плану, то можно было сказать языком официальных формул: отношения между Арменией и РФ вступили в новую высокую фазу и тому подобное.

Этот визит был крайне важным для имиджа правительства Пашиняна, независимо от тех договоров, которые были бы подписаны. Их заключение утёрло бы нос всем пророссийским противникам Пашиняна, требующим его отставки. Но видеоряд встречи Путина и Пашиняна, а также итоговой совместной пресс-конференции, совсем размазал бы их по стене.

Приём Путиным в Кремле Пашиняна имел бы аналогичный эффект. В Армении все тоже бы всё правильно поняли, что и заставило Кремль отменить этот большой армянский визит. Прозападный и неопределившийся избиратель решил бы, что Пашинян “разводит” Москву, занимается многовекторностью или просто лавирует из-за обстоятельств без всяких эпитетов. Пророссийский избиратель был бы дезориентирован и вынужден был бы собрать пасочки и перестать требовать отставки Пашиняна. Осадочек у него тоже бы остался.

В балансе Кремль получил бы приручённого Пашиняна, которого он терпеть не может и которому не верит. Это вроде как бы “плюс”. “Минус” – разочарованная “пятая колона” в Армении, которая будет шептаться, что Россия опять её поимела и предала. Ещё больший “минус” – положение правительства Пашиняна стабилизируется и укрепится, а операции по его свержению придётся почти все свернуть. В Кремле, подведя баланс, пришли к выводу, что стабильная политическая ситуация в Армении ему не нужна, укрепление правительства Пашиняна тем более, а принятие Сенатом Франции резолюции о признании Нагорного Карабаха новым и самостоятельным государством вообще меняет всю ситуацию и открывает новое окно возможностей для РФ на южном Кавказе.

В итоге Кремль решил пока отменить большой армянский визит. Формально по причине пандемии. В Ереване тоже 30 ноября сообщили об отмене визита из-за пандемии, и только сайт российского “Спутника” для Армении позволил себе позлорадствовать и представить всё так, что полубог Путин отказался принять ничтожного Пашиняна, который не смог даже правильно организовать свой визит. Злорадство “Спутника”, безусловно, было искренним, но и команду формировать презрение и ненависть к Пашиняну никто не отменял.

В Кремле в данный момент не хотят связывать себя никакими договорами с Пашиняном, поскольку продолжают лелеять надежду, что его удастся удалить если уже не посредством путча, то с помощью досрочных выборов. Во-вторых, в Кремле рассчитывают сыграть свою игру в Карабахе вообще без Армении и если не отнять этот район у Азербайджана, то сделать из него ещё один сектор Газа, Приднестровье или ДЛНР. В контексте этой спецоперации, которую Кремль начинает разворачивать, ему будет безразлично какое правительство в Ереване и существует ли вообще Армения как государство. Для успеха этой спецоперации ему нужны четыре условия.

Во-первых, наличие в Нагорном Карабахе армян и чем больше, тем лучше. Для этого министерство Шойгу сейчас активно свозит в Ханкенди всех армян, которые там жили до начала боевых действий. На 6 декабря ему удалось вернуть туда свыше 30 тыс. таких уже экс-беженцев. Но есть лимит – всё армянское население Нагорного Карабаха и семи других оккупированных районов Азербайджана накануне войны ненамного превышало 150 тыс. человек. Для сравнения – в секторе Газа постоянно проживает около 1 млн. человек. Числа имеют значение, и скоро Москва начнёт завозить в Ханкенди армян, которые там никогда не жили, и даже совсем не армян.

Условие второе – наличие в Нагорном Карабахе российского военного контингента и в целом весомое присутствие Москвы в Азербайджане. Помимо 1970 военнослужащих РФ как миротворцев туда прибыли и продолжают прибывать её военные по линии МЧС как сапёры и так далее. Поскольку Азербайджан разрешил доставку их и техники через свою территорию по железной дороге, то зашли и внеплановые железно-транспортные подразделения. Ещё будут колоны военных строителей для восстановления зданий и дорог. Поскольку стройки – это не быстро, то сверхплановых военных строителей зайдёт много и надолго. Завезенным армянам нужно будет постоянно доставлять продукты и бытовые вещи, поэтому в Карабах на постоянной основе начнутся военные гумконвои. Так что, это условие тоже выполняется и ещё “выстрелит”.

Третье условие – нужна международная поддержка для “Республики Арцах”, подобная той, которую имеет сектор Газа в арабском мире. До 25 ноября такая поддержка де-факто отсутствовала, поскольку РФ и Иран – это не весь мир, а государства-изгои, и оба особой активности в данном вопросе не проявляли. Тегерану было на грани всё равно, а Москву вполне устраивала “заморозка” армяно-азербайджанского конфликта по типовым схемам с кражами квартир. Несколько фиктивных перепродаж плюс давность времени и последний из покупателей краденой квартиры будет формально “чистым”. Собственно, Москва четверть века тем только в минской комиссии и занималась, что помогала Еревану “отмыть” квартиру, украденную у Азербайджана.

После резолюции Сената Франции о Нагорном Карабахе вокруг “Республики Арцах” стали проступать контуры чего-то похожего на ту международную поддержку, которая есть или до недавнего времени была у сектора Газа. Через три дня после французского Сената эту тему обсудили в немецком бундестаге. Никакой резолюции не приняли, сочли, что вопрос надо ещё изучать, но свой интерес к теме зафиксировали и обозначили. Результат её обсуждения в скором будущем появится с такой же неизбежностью, с которой нижняя палата парламента Франции должна была поддержать его верхнюю палату. Москву несколько тревожит интерес Парижа и Берлина к Нагорному Карабаху, особенно активность Франции, но объективно всё это создаёт столь нужное ей третье условие для успеха спецоперации. Поэтому “надводная” часть кремлёвского “айсберга” сдержана, а его “подводной” части позволены выпады в адрес Франции как неожиданного и напористого конкурента.

Количественный рост данных трёх факторов и их комбинация позволят Москве перейти к самой спецоперации в диапазоне от референдума в “Республике Арцах” с просьбой принять её в состав РФ до превращения её в инструмент давления на Азербайджан. Во втором случае будет как в советском анекдоте, когда гражданин СССР на все попытки гражданина США открыть ему глаза на реальность неизменно отвечал: “А у вас негров бьют”. В новой версии этого анекдота ответ россиянина азербайджанцу и всем будет звучать так: “А в Карабахе армян бьют”.

Для того, чтобы “Республика Арцах” попросилась и была принята в состав РФ совсем не нужна Армения, а нужны только армяне в Карабахе. Существование государства Армения для этой спецоперации не только излишне, но даже обременительно. Для Кремля было бы удобней, если бы Армения как государство исчезла бы. Кремль из-за наличия государства Армения вынужден говорить о некоем народе Арцаха, имеющем право на самоопределение, а не об армянах. Если бы государства Армения не было, то Кремль вздохнул бы свободней и стал бы уверенней говорить о правах армян в Карабахе, а не придумывать особый народ Карабаха, вслед за особыми народами Приднестровья и Донбасса, который он хочет спасти от турецкого ига. Именно от турецкого, поскольку “надводная” и “подводная” части Кремля в унисон, пусть и в разной тональности, говорят о 44-дневной турецкой агрессии в Карабахе. Азербайджан для них лишь турецкая марионетка, вассал, клеврет, миньон и т.п.

Это утверждение Москвы и отчасти Еревана, о том, что “Республика Арцах” одна воевала с Турцией, с её сирийскими террористами и с её азербайджанским лакеем, если ему верить, имеет комичный аспект. В этом случае окажется, что половина армии Армении – 20 или 30 тыс. военнослужащих ушли в самоволку или в отпуск в Карабах, где их взяли в окружение и задержали турецкая и азербайджанская армии, а также сирийские террористы. Они и вернули на родину эти 20-30 тыс. армянских дезертиров и отпускников. Следовательно, Пашиняна можно обвинять в том, что он не знает, где шляется половина его армии, но не в том, что он проиграл войну, которую Армения официально не вела, также, как и Россия официально не ведёт её в Украине. Пашинян и Армения войну не проигрывали, поскольку не объявляли и не вели её. Турция, в отличие от РФ и Армении, о всех трёх своих военных операциях в Сирии объявляла официально и давала им красивые имена.

Различие ощутимое и контрастное. Чем дальше от этой необъявленной войны, полуофициально закончившейся 10 ноября, тем активней Москва будет требовать особого статуса для народа Карабаха. Именно Карабаха, а не Арцаха, чтобы не выпячивать претензии Армении на эту территорию. В Баку 10 декабря пройдёт парад по случаю первого месяца победы в этой войне. Но этот парад лишь отчасти можно назвать заключительным. Де-факто Азербайджан вынужден уже готовиться к войне с РФ, “миротворцы” которой вознамерились оккупировать его территорию минимум на пять лет. В Москве тоже к ней исподволь готовятся и направляют в Баку чартерные авиарейсы для вывоза граждан РФ. Обращение народа Карабах к Москве с просьбой спасти его от геноцида не за горами.

Эта спецоперация диктует Кремлю и две разных стратегии в отношении двух армянских государств. Москва ловко ловит Ереван на его застарелой лжи и химерах, и использует их в своих интересах.

Если с “Республикой Арцах” всё понятно – ей шьют дорожную карту стать субъектом РФ, то с Арменией сложности. Для Кремля было бы идеальным, если бы она вслед за Арцахом, тоже попросилась бы принять её в состав РФ, и сложился бы советский пасьянс: Армения со статусом союзной республики, Нагорный Карабах – автономная область под управлением из Москвы. О таком направлении событий в Кремле и ведомстве Лаврова не только мечтают, но и кое-что делают, доводя накал психологической ситуации в армянском государстве № 1 до точки кипения.

Стратегия Москвы для армянского государства № 1 идеально совпадает с формулой “Чем хуже, тем лучше”. Москва всеми силами внушает его гражданам: “Всё пропало”. Притом, что не пропало, а отпало. Отпала проблема удержания Арцаха и другие, с нею связанные. По гамбургскому счёту в Ереване, как и в Баку, 10 декабря тоже могут провести парад по случаю освобождения от проблемы. Всё, даже если Кремлю удастся операция по изъятию Карабаха у Азербайджана, то Армении он не достанется. Создание Великой Армении между трёх морей никогда не стояло в планах Москвы и не стоит на ближайшие сто лет. У неё более земные и скромные планы: создание в Армении хаоса и атмосферы гражданской войны, ликвидация Пашиняна, и сотворение Ереванской губернии в составе РФ.

Для достижения этой цели 30 ноября и было отменено “большое” армянское посольство в Москву. Но “малое” посольство до Москвы в эти дни добралось, несмотря на пандемию и всё остальное.

Доброжелатели 4 декабря слили через телеграмм-канал Mediaport, что в Москве глава Службы нацбезопасности Армении Армен Абазян ведёт тайные переговоры с главой ФСБ Александром Бортниковым. Сообщалось, Бортников требует от Абазяна восстановить в Армении вещание российских телеканалов в бесплатном режиме. Ещё он требует уволить с госслужбы всех людей из составленного им списка, которых телеграмм-канал Mediaport назвал “агентурой Сороса”. Абязан, по версии Mediaport, попросил неделю для выполнения этих требований и Бортников согласился.

“Слив” через Mediaport оказался не фейком. Уже через день 6 декабря МИД Армении сообщил, что его новый глава Ара Айвазян летит в Москву на встречу с Лавровым. Вирус подвинули, и Москва согласилась принять “малое” армянское посольство. Вечером 7 декабря Лавров и Айвазян дали совместную пресс-конференцию по итогам дня переговоров, которая также подтвердила, что “слив” был не фейком. Айвазян на ней имел вид побитой собаки и лебезил, а Лавров держался как тот, кто видел, как собаку били. Снисходительно и уверенно, но было заметно: Лавров в глубине души сочувствует собаке, поскольку знает, что он мог быть на её месте.

В целом их пресс-конференция состояла из серых дипломатических и пропагандистских штампов. Лавров от себя позволил лишь натянутые выпады в адрес Франции, а Айвазян унылые проклятия Турции. В победу над Турцией он явно не верит, даже в союзе с Россией. Из этой бесцветности следовало, что стороны ни о чём серьёзном не договорились и ничего не подписали. Судя по тому, как Лавров назидательно рекомендовал армянам учить русский язык и подчеркнул, что в Армении его глубоко изучают в 60-ти государственных школах, а также в ней действуют шесть филиалов российских вузов и специальный армяно-российский университет, было понятно, что требование Бортникова включить российские телеканалы правда. Что до Сороса, то он может лишь завидовать масштабам российского просвещения Армении.

Всё же случился один лёгкий диссонанс. Зашуганный Айвазян так зарапортовался, что прочитал с бумажки: “Турция должна вывести свой вооружённый персона и аффилированные с ней российские группировки из зоны Нагорно-Карабахского конфликта и Южного Кавказа в целом”. Все поняли, это он не со зла и имел ввиду сирийские, а не российские группировки, а поскольку журналисты были из кремлёвского пула, то никто не ухватился за эту оговорку. Айвазян этим неудачным упоминанием сирийцев живо напомнил Гиркина, который в 2014 г. рассказывал, как лично видел в донецкой степи ночью американского негра, который голым выскочил из горящего танка.

Однако, Айвазян по-своему не далёк от истины. Дело в том, что спецоперация Москвы по изъятию Карабаха у Азербайджана, как и вся её стратегия для Армении могут пойти прахом, если не будет соблюдено четвёртое условие – на момент, когда три других условия войдут в высокую фазу РФ должна ещё существовать. Вероятность того, что это четвёртое условие будет выполнено неуклонно падает, несмотря на те требования, которые Бортников ставит Пашиняну.

Сергей Климоаский

Источник

# # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!