“Единая Россия” организует для себя льготные выборы


Проведение муниципальных праймериз “Единая Россия” начнет с легкого исключения для себя.

Петербургскому отделению “Единой России” (а также московскому и севастопольскому) разрешили отклониться от процедуры проведения праймериз. Праймериз, которые сами партийцы предпочитают более политкорректно именовать “предварительное голосование”, проходят во всех регионах, где 8 сентября будут выборы. И состоятся они 26 мая. Но для трех городов федерального значения по их собственным просьбам сделали исключение. В Петербурге, например, предварительное голосование состоится только 16 июня. В оккупированном Севастополе — тоже отсрочат: “необходимость вызвана продолжающейся перезагрузкой регионального отделения партии”, говорится на официальном сайте. А в Москве проведут “в форме общественного обсуждения будущих кандидатов на расширенных партийных площадках”.

Логика переноса праймериз в Петербурге довольно прозрачна: чтобы те действующие муниципалы, которые их проиграют и поймут, что в родной партии им ничего не светит, не побежали отдавать свои подписи неизвестным кандидатам в губернаторы. В июне они уже по срокам не успеют этого сделать.

Такой по–макиавеллиевски правильный подход можно только приветствовать. Однако в целом нельзя не заметить, что демократия — это прозрачность процедур и единые правила игры. А исключения вызывают подозрения. Вообще же праймериз, призванные демократизировать “ЕдРо”, сделать состав ее кандидатов более электорально привлекательным и открытым, на самом деле только ей вредят.

Если вспомнить историю, то в “Единой России” праймериз как обязательная норма появились в 2009 году, в правление Дмитрия Медведева, когда многие в стране увлекались либеральными идеями. Правда, мудрости хватило не пускать либерализм слишком далеко: в ЕР есть четыре модели проведения праймериз, из них только одна — когда к голосованию допускают всех желающих. Остальные предполагают ограничивать состав избирателей — выборщиками, членами партии плюс сочувствующими или просто членами.

В результате единственный публичный эффект, который достигается с помощью праймериз, — очередные ведра критических высказываний. Сначала партийцам достается от СМИ за то, что выбрана “недемократичная” модель (в 2016 году в Петербурге на праймериз в ЗакС разрешили голосовать только членам партии и сочувствующим общественникам, тогда как проходившие одновременно праймериз в Думу шли по “открытой” модели). Потом случаются скандалы по итогам (например, депутат ЗакСа Татьяна Захаренкова, неожиданно на них проигравшая, утверждала, что в ее округе массово голосовали выходцы с Петроградской стороны).

Наконец, когда итоги уже подведены, вдруг вспоминают, что праймериз вовсе не являются обязательными. В уставе “Единой России” по этому поводу прямо сказано: “Результаты предварительного голосования подлежат обязательному учету соответствующими органами партии при принятии ими решений, касающихся выдвижения кандидатов”. То есть все проводившееся с таким пафосом и нервами мероприятие оказывается чем–то вроде общественных слушаний, когда у жителей района спрашивают о строительстве по соседству мусоросжигательного завода: их мнение обязательно будет занесено в протокол и учтено вышестоящими органами.

Тут можно сказать, что это логично: не стоит как минимум не самой либеральной партии в России примерять на себя демократические бантики. Правда, у настоящих либералов дела ненамного лучше: если они решают устроить праймериз, то побеждает на них обыкновенно тот, кто их проводит.

И именно в этом — божественная справедливость. Полнейшая нелепица получилась бы, если бы нечестным выборам вдруг ни с того ни с сего предшествовали честные праймериз.

Автор – Антон Мухин, dp.ru.