Предвыборное импортозамещение в российской оборонной промышленности

В 2014 году Украина по понятным причинам прекратила поставки оружия в Россию и заблокировала экспорт товаров военного назначения, а в мае 2015 года расторгла с РФ соглашение по военно-техническому сотрудничеству от 1993 года. Несмотря на все заявления российских чиновников о скором преодолении военно-технической зависимости от украинских предприятий, в реальности можно наблюдать совсем иную ситуацию. Впрочем, довольно часто мнение должностных лиц о перспективах импортозамещения в российском ОПК колеблется между реальностью и политической коньюнктурой.

Примечательно, что еще в декабре 2013 года вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин заявлял, что «конструкторские бюро перегружены работой» и не успевают выполнять заказы Минобороны. А в апреле 2015 года он вдруг резко поменял свое мнение, заявив, что программа импортозамещения уже частично выполнена и завершится до конца 2017 года. Все бы ничего, но вот в декабре того же года Рогозин сказал, что российская оборонная промышленность сможет обеспечить полное импортозамещение только к 2021 году.

Конечно, российское руководство всеми силами пыталось убедить себя и других в том, что серьезной зависимости по поставкам товаров из Украины нет. Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров заявлял, что эмбарго и санкции пойдут России только на пользу, а президент страны Владимир Путин считал это возможностью эффективного развития отечественного оборонно-промышленного комплекса.

Среди этих оптимистических возгласов нашелся человек, который здраво оценил ситуацию. Президент российского Института стратегических оценок Александр Коновалов сразу заявил, что военно-технический импорт в Россию из Украины был значимым, ведь «Украина – это «Южмашзавод», который делал ракеты SS-18 «Сатана»», а также это «сервисные группы, которые контролировали каждый год оставшиеся на позициях ракеты».

Действительно, ракетостроение и аэрокосмическое производство являлось для России одной из ключевых областей сотрудничества с Украиной. Конструкторское бюро «Южное» и днепровский «Южмаш» сотрудничали с ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) России, занимаясь обслуживанием, продлением срока службы и поставкой запасных частей для межконтинентальных баллистических ракет Р-36М2 (РС-20, или SS-18 Satan). Также Украина экспортировала в Россию разделяющиеся головные части к этим ракетам. Известно, что системы управления к Р-36М2 разработаны на харьковском НПО «Электроприбор» (ныне ПАО «Хартрон»). «Хартрон» также является разработчиком и поставщиком систем управления межконтинентальной баллистической ракеты УР-100Н (SS-19 Stiletto), систем управления космических ракет «Энергия», «Днепр», «Стрела», «Рокот», «Циклон», «Циклон-4», разгонного блока «Бриз-КМ».

Межконтинентальная баллистическая ракета Р-36М2 (РС-20, или SS-18 Satan)

Естественно, после прекращения сотрудничества и поставок украинских комплектующих Россия заявила, что она сможет обойтись и без этих «старых» ракет. Член правления Объединенной ракетно-космической корпорации Игорь Буренков отметил, что «у них есть «Ангара», к чему воспроизводить старое»? Семейство ракет-носителей «Ангара» считается в России перспективным проектом. Так же, как и проект ракеты-носителя среднего класса «Феникс», которая якобы должна придти на замену некоторым существующим образцам, например, ракете «Союз».

Но что происходит на самом деле, пока строятся грандиозные планы и звучат громкие заявления? В июне 2014 года на космодроме «Плесецк» сорвался запуск такой многообещающей ракеты «Ангара» — произошла автоматическая отмена старта. В декабре 2015 года произошла нештатная ситуация при запуске российской ракеты-носителя «Союз-2.1в», что привело к потере новейшего спутника дистанционного зондирования Земли «Канопус-СТ». В марте и апреле 2016 года не состоялся пуск ракеты-носителя «Союз-2.1б». Причем второй раз конфуз произошел в присутствии Путина, который прибыл на «торжественный» запуск ракеты. Совсем недавно СМИ снова сообщили об отмене старта ракеты-носителя «Союз-2.1а» с грузовым кораблем «Прогресс МС-08», который должен был состояться 11 февраля с космодрома «Байконур». Анализируя эти «успехи», возникает вопрос – действительно ли Россия сможет обойтись без «старых» ракет?

Еще одним слабым звеном российского ОПК после разрыва военно-технического сотрудничества с Украиной оказалось кораблестроение. В июне 2015 года вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин заявил, что Россия не может завершить строительство ряда кораблей для Военно-морского флота в связи с отсуствием поставок газотурбинных агрегатов из Украины. Он также констатировал полный провал программы импортозамещения в этой сфере, так как доля импортных комплектующих в судостроительных машинах и приборах, по его словам, достигает 95%.

Украинскими газотурбинными установками оснащались, в частности, фрегаты проекта 11356Р («Адмирал Григорович», «Адмирал Эссен», «Адмирал Макаров», «Адмирал Бутаков», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов»). Россия успела получить от николаевского предприятия «Заря-Машпроект» газотурбинные установки (ГТУ) только для первых трех фрегатов, которые и были приняты в боевой состав ВМФ России.

От остальных фрегатов, которые остались без украинских установок, российский флот хотел отказаться вообще. Об этом заявил тогда главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Чирков. Через некоторое время Индия заинтересовалась их покупкой, но и тут что-то пошло не так. Несмотря на то, что комиссия по оборонным закупкам Индии одобрила закупку у николаевского завода “Заря-Машпроект” двух комплектов газовых турбин для фрегатов, вопрос так и не решился. По заявлению пресс-службы завода «Янтарь», последние три фрегата спущены на воду и якобы «ждут» отечественные газотурбинные установки, а на самом деле просто гниют.

Немного больше России повезло с исполнением контракта на постройку для Вьетнама двух дополнительных фрегатов модифицированного проекта 11661Э («Гепард-3.9»), который был подписан 17 октября 2012 года. В состав оборудования фрегатов входят главные газотурбинные агрегаты (ГГТА) М44Э, поставщиком которых является все тот же «Заря-Машпроект». Сначала Украина отказывалась поставлять ГГТА, но по настоянию вьетнамских партнеров 17 октября 2015 г. агрегаты были доставлены на ОАО «Зеленодольский завод имени А. М. Горького».

Примечательно, что в конце апреля 2017 года президент России Владимир Путин заявил, что в стране фактически создана новая научная отрасль для импортозамещения двигателей. Так, по его словам, на НПО «Сатурн», в Рыбинске с 2014 года ведется работа по организации производства корабельных газотурбинных двигателей для российского флота. Похоже, не очень активно ведется, как сказал Рогозин – «деньги съели, а результатов — ноль». Даже если двигатель и удалось разработать, теперь россиянам предстоит наладить серийное производство, что значительно сложнее и может занять не один год.

Не менее болезненным для России был разрыв сотрудничества с украинскими предприятиями в области производства самолетных и вертолетных двигателей. На моторах запорожского концерна «Мотор Сич» летают практически все российские вертолеты, в том числе боевые Ми и Ка. Помимо этого, именно «Мотор Сич» производит двигатели для целой когорты самолетов, состоящих на вооружении российских ВВС: самолетов радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы Ил-18/Ил-20, противолодочных Ил-38, военно-транспортных Ан-8, Ан-12, Ан-24, Ан-26, Ан-32, Ан-72, Ан-124, самолетов-амфибий Бе-200 и Бе-12, самолета аэрофоторазведки Ан-30.

В марте 2017 года холдинг  «Вертолеты России», который принадлежит «Ростеху», объявил об установке российских двигателей ВК-2500 на  вертолеты Ми-28Н «Ночной охотник» вместо поставляемых из Украины двигателей ТВЗ-117. Но речь идет всего лишь о десятках вертолетов, а потребности российских вертолетостроителей, в том числе для новейших боевых машин Ми-28, Ка-52 и Ми-35, исчисляются сотнями двигателями в год.

На закрытом заседании Комитета Госдумы по обороне в октябре прошлого года говорилось о том, что в ближайшее время осуществлять масштабные перевозки военно-транспортной авиации будет просто не на чем. Причина заключается в изношенности парка. Речь прежде всего об известных Ан-124 «Руслан», двигатель для которого (Д-18Т) производит «Мотор Сич». Из имеющихся в наличии 25 самолетов сегодня в боевой готовности только четыре.

Военно-транспортный самолет Ан-124 «Руслан»

Российский эксперт по безопасности Коновалов отметил, что было несколько попыток создать на российской территории замену «Мотор Сич», но ничего не получилось. Эти попытки не дали двигателей нужного качества, а они идут не только на вертолеты и самолеты, но и на учебно-боевые истребители «Як-130». По оценкам экспертов, перечень вооружений и военной техники, производство которых невозможно без кооперации с Украиной включает и радиолокационную технику, агрегатное оборудование, средства авионики. Украинские предприятия производят радиолокационное и оптико-электронное оборудование для российских истребителей типа МиГ и Су.

В попытках «импортозамещения» России, как оказалось, помогает Китай. РФ обращается к нему в поисках комплектующих для боевых самолетов и управляемых ракет, несмотря на то, что сомневается в качестве этих товаров-заменителей. По имеющимся данным, ряд комплектующих для перспективного самолета пятого поколения ПАК ФА Т-50 также закупаются в Китае.

Официальные лица РФ неоднократно сообщали результаты своей работы в сфере импортозамещения. Так, в 2014 году министр обороны Сергей Шойгу распорядился в течение 2015 года освоить производство 695 образцов вооружения и техники из 1070, которые ранее создавались совместно с украинскими предприятиями. Однако спустя некоторое время были объявлены другие цифры. В первой половине 2015 года заменили лишь 57 украинских комплектующих из 102 запланированных. Разница в цифрах почти на порядок вряд ли может быть объяснена различными методиками исчисления. Если говорить об окончательных сроках реализации плана, то  90% всей номенклатуры планировалось заменить до конца 2018 года. Интересно, что в июле 2015 года крайний срок для программ импортозамещения был продлен до 2025 года.

За три года действия эмбарго определенности в этом вопросе так и не добавилось. Но вот предстоящие выборы президента РФ несомненно влияют на успешность результатов в развитии программы. Недавно и глава «Ростеха» Сергей Чемезов, и министр промышленности и торговли Денис Мантуров начали говорить о том, что программа импортозамещения украинской продукции завершится уже в 2018 году. И по мнению вице-премьера России все налаживается – ведь уже в 2018 году, по его словам, будет налажено производство принципиально важных узлов и агрегатов.

Основными причинами провала российским ОПК попыток преодолеть зависимость от украинских и других импортных комплектующих в запланированные сроки можно назвать износ основных фондов, отсутствие мощностей и технологий для производства элементной базы, дефицит квалифицированных кадров и утраченный научный потенциал. Но также не стоит сбрасывать со счетов коррумпированность российской элиты и укоренившуюся со времен СССР традицию рапортовать наверх о несуществующих успехах в угоду сиюминутной политической целесообразности. Российский аналитический доклад «Россия как импортер вооружений: вызовы и возможности» гласит, что необходимость импорта вооружения и военной техники для нужд Вооруженных Сил РФ обусловлена отставанием военно-технического уровня от современных требований. Поэтому России пора научится реально оценивать ситуацию, ведь выдуманные результаты могут повлечь за собой совсем не выдуманные проблемы.

Анжелика Зенова