Власти оккупированного Приднестровья репрессируют несогласных с “линией партии”

В Приднестровье возбуждено уголовное дело в отношении 22-летней Ларисы Калик, выпустившей книгу о ситуации в местной армии, передает DW. А оппозиционного депутата Тираспольского горсовета Александра Самония объявили в розыск по обвинению в призывах через соцсети к “социальной вражде и нетерпимости” и “оскорблении президента”. Это лишь два примера того, как в непризнанной Приднестровской республике борются с “информационным экстремизмом”. Независимые эксперты говорят о нарушении свободы слова в регионе и необходимости привлекать к этой проблеме внимание международных структур.

Уголовное преследование за книгу об армии

В декабре 2019 года, при поддержке чешской неправительственной организации People in Need, вышла книга тираспольчанки Ларисы Калик “Год молодости”. В ней рассказано 12 невыдуманных историй солдат, служивших в приднестровской армии. “Анонимность героев сохранена для их безопасности”, значится на титульном листе. А в авторском предисловии подчеркнуто: “Основная цель моей работы – открытие общественного диалога на тему недостатков армии. Говорить о проблемах, значит искать пути решения”.

“Герои книги просто честно рассказывают о нравах в приднестровской армии. В книге нет никаких призывов к свержению власти, – говорит в интервью DW Лариса Калик. – И я не понимаю, почему меня обвиняют в экстремизме”. По словам Калик, она узнала об обвинениях в свой адрес совсем недавно, хотя военная прокуратура возбудила против нее уголовное дело еще 3 марта. Ларису Калик обвиняют в нарушении статьи 276 УК Приднестровья “Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности”. Ей грозит огромный штраф либо лишение свободы на срок от 3 до 5 лет. Автору книги пришлось уехать из Приднестровья. Возвращаться домой она пока не собирается, но очень волнуется за родных, которые остались в Тирасполе.

Дело депутата Самония

Находится в бегах и оппозиционный депутат Тираспольского горсовета Александр Самоний. Уголовное дело против него было возбуждено в начале июня этого года. Прокуратура в Тирасполе потребовала снять с Самония депутатский иммунитет. Ему инкриминируют призывы в соцсетях под вымышленном именем к “социальной вражде и нетерпимости”, а также публичные оскорбления в Facebook лидера Приднестровья Вадима Красносельского.

В интервью кишиневским СМИ Самоний отверг все эти обвинения и сообщил, что в домах его родственников проходили обыски, в ходе которых были изъяты компьютеры и другие цифровые носители информации. По мнению Самония, дело против него “сфабриковано по политическим мотивам”.

3 года тюрьмы за “оскорбление президента”

Пенсионеры Татьяна Белова и Сергей Мирович из села Чобручи Слободзейского района стали первыми, кто получил в Приднестровье по три года тюрьмы за “публичное оскорбление президента” в социальных сетях. Супруги были арестованы в августе 2019 года, и долгое время о них никто ничего не знал. “Судебный процесс проходил практически тайно. Представители общественности и журналисты не могли присутствовать на процессе, поскольку невозможно было узнать, где и когда состоится очередное судебное заседание”, говорится в распространенном в кишиневских СМИ заявлении Союза оппозиционных СМИ Приднестровья.

Уголовный кодекс непризнанной “Приднестровской молдавской народной республики” был дополнен статьей 316-1 “оскорбление президента” в марте 2019 года. За ее нарушение предусматривается штраф, исправительные работы сроком до двух лет, либо лишение свободы до 5 лет.

В Приднестровье нарушаются права человека

“Все эти дела только верхушка айсберга, подобных историй много, – сообщил в беседе с корреспондентом DW приднестровский журналист, который попросил не называть его имени. – В Приднестровье сейчас преследуют инакомыслящих, как в 1937 году. Я стараюсь не обсуждать ничего по телефону, не пишу в соцсетях”.

В регионе нарушаются базовые права человека, в том числе право на свободу слова, считает местный правозащитник, директор НПО “Содействие эффективному правосудию” Степан Поповский. “Все, что не нравится властям, что не совпадает с официальной точкой зрения, толкуется как экстремизм. Я знаком и с делом Калик, и с делом Самония. Ничего экстремистского, подрывающего общественный строй, они не писали. Я проинформировал об этом международные структуры, в том числе участников переговорного формата 5+2 (где Кишинев и Тирасполь – стороны конфликта, Россия, Украина, ОБСЕ – стороны-гаранты, ЕС и США – наблюдатели. – Ред.). Ждем реакции”, – сообщил Поповский в интервью DW.

“Режим в Приднестровье ужесточается. То, что там происходит, – далеко от демократии”, а Кишинев, к сожалению, может оказать приднестровцам “только моральную поддержку, но это уже немало”, заявил DW исполнительный директор Ассоциации независимой прессы Петру Маковей.

По его словам, кишиневские СМИ “мало пишут о том, что творится в регионе, обращают внимание только на самые громкие дела”. Эксперт считает, что, если приднестровские журналисты, “по понятным причинам, не могут обнародовать информацию о нарушении свободы слова” в регионе, они могут обратиться к кишиневским коллегам. “Такие факты нужно обязательно доносить до международных структур. Требования международных партнеров по развитию помогут, если не решить проблемы, то хотя бы снизить их остроту”, – убежден директор молдавской журналистской ассоциации.

Читайте также: Заложники Путина: Кремль активизировал паспортизацию жителей захваченного Донбасса

# # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!