Мыльный пузырь ООН. Почему правозащитники обеспокоились санкциями против каналов Медведчука

Пророссийские и российские ресурсы сейчас активно распространяют критическое заявление Мониторинговой миссия ООН по правам человека, опубликованное в Facebook, относительно решения Киева заблокировать работу ряда медиаресурсов, аффилированных с близкими к Кремлю людьми.

Читайте также: Следствие по делу о госизмене Медведчука завершено

Само по себе заявление — это цитирование двух пунктов из обращения спецдокладчицы ООН по вопросам продвижения и защиты права на свободу выражения взглядов Айрин Хан; а также призыв к украинскому правительству рассмотреть “указанные замечания” госпожи Хан.

А именно:

Решение закрыть три телеканала — 112 Украина, NewsOne и ZiK, ретранслирующие кремлевские нарративы, по мнению спецдокладчицы, “может ограничивать право на свободу выражения и право на информацию.

Также решение о введении санкций в отношении владельцев каналов, дескать, “не демонстрирует необходимости и пропорциональности конкретных принятых действий, в частности, четко не указывает на конкретные угрозы, которые могут представлять телевизионные каналы для национальной безопасности”.

Стоит отметить, что ее обращение датировано еще 21 июня, однако заявление Миссии опубликовано 23 августа. То есть под 30-ю годовщину восстановления независимости Украины, видимо, с целью либо привлечь больше внимания Киева к оценке Хан, либо, банально, это пресловутая ложка дегтя.

В самом же обращении госпожа Айрин Хан с обеспокоенностью замечает, что санкции “оказали серьезное неблагоприятное влияние на право на свободу выражения мнения, включая право на информацию”.

“Зацепиться” же за это решение ей позволил выбранный Банковой механизм принятия решений — через СНБО и без соответствующих постановлений суда. По сути ряд из этих решений вроде как соответствуют национальным интересам, но по форме — не были соблюдены все процедурные требования, а это и стало “слабым местом” данных решений, по которому бьют как и кремлевская агентура, так и международные организации, действуя по принципу “За все хорошее, против всего плохого”.

Отталкиваясь от процессуальных огрех Киева, та же Хан может позволить себе заявить, что ограничения права на информацию не помогают защите “интересов государств в борьбе с терроризмом и не решают проблему дезинформации”.

По ее словам, журналисты и не только имеют право критиковать власть, быть к ней в оппозиции. И, безусловно, здесь она права на все 100%, но при этом важно помнить о том, что дезинформация и оппозиционность — это мухи и котлеты, и сегодня их очень сложно отделить друг от друга.

Хотя Айрин Хан как профильная спецдокладчица ООН прекрасно разбирается в том, что такое дезинформация, каковы ее масштабы и влияние сегодня — ее доклад от 13 апреля 2021 г. посвящен именно этой теме.

Опять-таки, она признает, что онлайн-дезинформация наносит значительный ущерб демократии и правам человека — к примеру, распространяемая во время выборов или пандемии Covid-19.

Но. Далее констатирует, что очень сложно найти адекватные ответы на дезинформацию. И вместо предложений или размышлений о том, как найти этот самый адекватный ответ предлагает, грубо говоря, “не дергаться”, поскольку попытки правительств все же как-то побороть дезинформацию приводят в итоге к нарушению прав человека.

Не читала, но осуждаю

Аналогичный — половинчатый — подход наблюдается и в отношении Украины.

Правозащитников ООН обеспокоили санкции против пророссийских ресурсов, но, исходя же из обращения Айрин Хан, детально разобраться в вопросе они тоже не решились.

Точнее будет сказать, что спецдокладчица сперва осудила и раскритиковала украинское правительство, а уж затем, в конце обращения, попросила Киев в течение 60 дней предоставить ей подробную информацию о решении в отношении трех телеканалов — на основании чего (какие действия владельцев СМИ вызвали такую реакцию) и как оно принималось.

Это, в свою очередь, усиливает впечатление о данном обращении как об откровенном наивном и излишне идеалистическом для современного мира.

В Миссии — и ООН в целом — стремятся балансировать между правом на свободу выражения мнения и противодействием дезинформации. И выходит плохо, несмотря на то, что эффекты дезинформации разрушительны и для самой организации.

Результатом такой политики становятся двойные стандарты. С одной стороны, 9 июля 2021 года проходит заседание Совета ООН по правам человека, на котором подчеркивается ущерб и роль российской дезинформации на ситуацию в Крыму, а с другой стороны, в той же Организации Объединенных Наций требуют плюрализма мнений, как будто мир — система с четкими правилами, которые никто не нарушает.

В этом мире представители ООН хотят исполнять лишь роль NPC из видеоигры, не пытаясь даже пересмотреть собственные протоколы.

Только вот сегодняшний мир куда сложнее. Он переживает новую холодную войну, и она отличается от первой. Теперь московский пропаганде куда легче просочиться на Запад. Студент или выпускник какого-нибудь российского педагогического вуза со знанием английского может за одну минуту “оказаться” в Австралии, чтобы подогреть антиковидные протесты, или в США — чтобы подстегнуть сторонников Трампа штурмовать Капитолий.

Однако отдельные чиновники ООН предпочитают жить в своем пузыре из слоновой кости, откуда безопасно судить и требовать, лишь консервируя организацию, главный орган которого парализован российским и китайским правом вето, в ее архаичности и геополитической непластичности. Этим в полной мере и к своему удовольствию пользуются враждебные акторы вроде России или Китая.

Владислав Гирман, обозреватель 

Источник

# # # # # # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!