Заткнуть избитых в тюрьмах: в РФ адвокатам хотят запретить смартфоны на встрече с узниками

В Госдуму РФ внесен законопроект, запрещающий адвокатам и другим юристам записывать встречи с осужденными в колониях. Поправки предложено внести в Уголовно-исполнительный кодекс, пишет «Коммерсант».

Читайте также: Монополия власти на просветительство: Россияне жалуются на усиление цензуры

Сейчас в статье кодекса о свиданиях для осужденных сказано, что встречи с адвокатами не должны продолжаться более 4 часов «без применения средств прослушивания». Депутаты предлагают добавить, что юристам «запрещается проносить на территорию исправительного учреждения средства связи и устройства, позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись», кроме «копировально-множительной техники и фотоаппаратуры» для фотографирования материалов из личного дела «в отсутствие осужденного».

Авторы инициативы объясняют, что поправки необходимы, чтобы адвокаты не проносили мобильники телефоны в колонии, что эта мера поможет ликвидировать мошеннические тюремные «колл-центры». Еще один аргумент — поправки направлены против случаев, когда адвокат «может записать переговоры с осужденным, и они будут известны всему миру». Что же до, к примеру, фотографирования адвокатами следов избиений у их подзащитных, то авторы поправок уверены, что юристам нужно «всего-навсего нужно сделать соответствующее заявление» для направления осужденного врачам, а если начальство колонии будет специально тянуть время — «есть прокуратура… и вышестоящие органы».

Между тем советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Нвер Гаспарян считает, что поправки нарушают и права осужденных, и права адвокатов. Инициативу депутатов, по его словам, можно объяснить желанием скрыть от общественности нарушения закона, которые могут совершаться в тюрьмах. Гаспарян подчеркнул, что разработчики законопроекта не консультировались с ФПА, хотя поправки напрямую касаются адвокатов. Он заявил, что ФПА считает «вредной» эту часть законопроекта и планирует в самое ближайшее время подготовить отзыв на документ и направить его в Госдуму.

В свою очередь, адвокат Мария Эйсмонт называет «смехотворным предлогом» заявление авторов поправок о «борьбе с тюремными колл-центрами». Она рассказала, что всегда посещает заключенных доверителей с мобильником, в большинстве случаев сотрудники колонии не возражают, хотя бывает, что на проходной просят вынуть симку и оставить в ячейке хранения. Эйсмонт уточнила, что в законе нет такого требования, но она соглашается — «Ведь телефон в колонии мне нужен не для связи, я использую его как диктофон или фотоаппарат». Она подчеркивает: фотофиксация адвокатом следов избиений на теле осужденного зачастую — единственный шанс добиться справедливости. Заявления же депутатов о «заявлениях» и «обращениях» к начальству тюрьмы по поводу возможного избиения заключенного адвокаты считают неприкрытым цинизмом.

Добавим, что следователь может пройти к арестованному или осужденному с мобильником и ноутбуком. Отсутствие такой возможности у адвокатов нарушит принципы равноправности и состязательности сторон и противоречит позиции Верховного суда РФ. Ранее ВС неоднократно указывал, что адвокат имеет право проносить технику в колонию.

Другие поправки депутатов в УИК уточняют, что к осужденным можно пускать юристов, сопровождающих их жалобы в ЕСПЧ. Это было сделано после решения ЕСПЧ 2010 года о неточностях в законодательстве о свиданиях для осужденных. Сотрудники колонии из-за них сейчас могут отказывать юристам без статуса адвоката во встречах.

Адвокат Дмитрий Дмитриев из Иркутска, подзащитные которого не раз заявляли о пытках в колониях и изоляторах региона, подтверждает, что практика запрета на пронос телефонов адвокатами в регионах фактически действует уже давно. Но ее удавалось “сломать” правозащитникам федерального уровня, пишет “Сибирь.Реалии”.

“И без этой поправки в закон адвокатам запрещено проносить телефоны на встречу с подзащитным. Практически нигде не пускают. А когда стоит выбор – вообще не попасть на встречу с подзащитным или попасть без телефона, ты, конечно, выбираешь встречу, чтобы хотя бы письменные заявления о пытках или побоях взять.

Но отмечу, что эффективность письменных заявлений очень мала, поскольку после их подачи к осужденным применяют еще большие пытки для того, чтобы добиться их опровержения. Поэтому очень часто свои заявления заключенные отзывают еще до того, как заведут дело. Редко какое устоит до начала проверки.

Мое мнение, добиваться точного исполнения действующего (пока) закона и проносить с собой в колонию телефон с камерой удавалось только очень известным адвокатам, работающим над резонансными делами. Например, защитникам Навального. Просто потому что каждое их слово массово цитировали, был общественный резонанс. С их помощью оппозиционному политику удавалось общаться с людьми даже из камеры, из-за решетки каждое слово Навального обсуждали еще активнее. Думаю, для того чтобы прекратить это, законопроект так спешно и внесли на рассмотрение.

Дело не только в Навальном, конечно, сейчас в местах лишения свободы скопилась уже масса политических заключенных, за которыми наблюдают общественники, в том числе зарубежные. И если властям все равно на сотни тысяч забитых обычных заключенных, то пока еще не все равно на резонанс, который вызывают пытки политосужденных.

То есть причина этого противозаконного проекта – окончательно заткнуть рот всем избитым в колониях. И Навальному”, – заявил он.

Напомним, Госдума РФ хочет запретить россиянам анонимность в интернете.

# # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!