Бежавшие от репрессий в Синьцзяне боятся «перемены курса» в Казахстане и Турции

В западной прессе комментируют возможное изменение политики Турции и Казахстана в сложных отношениях с Китаем. Бежавшие от репрессий в китайском Синьцзяне опасаются, что экономические и другие интересы перевесят желание защитить тюркоязычные мусульманские этносы этого региона.

Читайте также: Надежды Пекина рухнули: Байден придерживается жесткой позиции в отношении Китая

«УНИЧТОЖЕНИЕ АКТИВИЗМА» В КАЗАХСТАНЕ?

На англоязычном сайте Eurasianet.org в статье «После неуверенного старта Казахстан уничтожает связанный с Синьцзяном активизм» пишут, что в стране наметилась «новая смена курса».

Как утверждает Eurasianet, Казахстан зачастую «осторожничал, боясь обидеть своего могущественного восточного соседа», когда дело касалось этнических казахов, бежавших от репрессий в Китае и незаконно прибывших в страну. Поэтому предоставление прошлой осенью временного убежища Кайше Акан и Мурагеру Алимулы «стало приятным сюрпризом», пишет издание. Но ресурс видит признаки того, что в политике Нур-Султана происходят изменения.

Доказательством тому, считает издание, служат январские нападения на Акан и Алимулы, а также «жесткое государственное давление на активистов, занимающихся проблемами Синьцзяна».

Мурагер Алимулы подвергся ножевому нападению в Нур-Султане 21 января. На Акан напали в тот же вечер в Алматы. В результате у нее остались синяки на лице и голове, однако когда женщина пришла заявить об этом в полицию, ей заявили, что она, «возможно, нанесла себе травмы сама», – рассказал Eurasianet.org Шинкуат Байжанов, адвокат Акан и Алимулы. – Они [полицейские] сказали, что, возможно, она хотела [международного сочувствия] и переехать в Швейцарию».

Бежавшие из Синьцзяна Кайша Акан и Мурагер Алимулы подверглись нападениям в один день

Юрист Байжанов уверен, что нападения были «политически мотивированными» и служили «предупреждениями», так как преступники «ни один из которых не задержан, не предприняли попыток грабежа».

В 2018 году Казахстан, по мнению Eurasianet, стал «неожиданным хабом», куда съезжались иностранные журналисты в поисках новостей о происходящем в Синьцзяне, и это быстро заставило власти «занервничать».

Гонениям начал подвергаться основатель группы защиты прав этнических казахов в Синьцзяне «Атажурт» Серикжан Билаш, который в результате покинул страну.

В последнее время людей, пытающихся добиться освобождения их близких в Синьцзяне и получить информацию о них, начали подвергать арестам. Один из них – натурализованный гражданин Казахстана Байболат Кунболат. Он участвовал в пикетах, которые последние почти три недели у китайского консульства в Алматы регулярно проводят те, чьи близкие пропали без вести или были отправлены за решетку в Синьцзяне.

Байболата, который добивается освобождения младшего брата Баймурата, приговоренного к 10 годам тюрьмы в Синьцзяне по обвинению в «разжигании расовой ненависти в онлайн-сообщениях», после одного из пикетов арестовали на 10 суток за «нарушение порядка проведения мирных собраний». После этого к диппредставительству на протест вышла мать молодых людей, заявившая, что теперь за решеткой находятся оба ее сына: один – в Китае, другой – в Казахстане.

Eurasianet полагает, что интерес международных СМИ к тяжелому положению в Синьцзяне «снизился», и цитирует Бекзата Максутхана, «управляющего остатками «Атажурта», который говорит, что «запугивание» в Казахстане достигло таких пропорций, что правозащитникам «очень трудно продолжать борьбу».

Пикет матери. Старший сын — в тюрьме в Казахстане, младший — в Китае

«У группы больше нет даже офиса, а спонсорам организации угрожают силы национальной безопасности», – приводит Eurasianet слова Максутхана.

Основатель «Атажурта» Билаш, сообщает ресурс, в результате покинул и Турцию, куда первоначально уехал после давления в Казахстане. Он утверждает, что получал неподтвержденную информацию о запросах в Анкару о его «депортации». В итоге Билаш отправился в США.

«Я благодарен Турции за то, что меня не депортировали, но я не думаю, что это хорошее место для меня и моей организации. Я надеюсь, что теперь Америка поможет нам», – цитирует Билаша Eurasianet.

«СВЯЗАННЫЕ РУКИ» ТУРЦИИ?

Тему того, что беженцы из Синьцзяна чувствуют себя в меньшей безопасности и в Турции, куда многие представители казахской и уйгурской диаспор бежали из Китая, продолжает британская газета Financial Times в статье «Уйгуры Турции опасаются предательства из-за китайских вакцин и торговли».

В течение пяти дней в феврале Джевлан Ширмеммет и другие уйгурские активисты протестовали перед посольством Китая в Анкаре с требованием сообщить местонахождение пропавших без вести членов их семей. На шестой день вмешалась турецкая полиция и запретила им находиться возле дипмиссии.

«С одной стороны, Турция хочет заступиться за нас, мы это знаем, мы это чувствуем. Но они не могут. Нам кажется, что их руки связаны», – говорит 29-летний Ширмеммет, мать которого содержится в Синьцзяне с начала 2018 года.

«Это противостояние отражает сложные отношения, которые Турция, приютившая десятки тысяч изгнанных уйгуров, должна поддерживать с Пекином, не в последнюю очередь потому, что она хочет более тесных связей и инвестиций и зависима от поставок из Китая вакцин против коронавируса», – пишет Financial Times.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который называет себя защитником угнетенных мусульман всего мира, в прошлом активно критиковал действия Китая в Синьцзяне. Уйгуров в Турции считают частью более широкой глобальной семьи тюркских народов, права которых Анкара обязана защищать.

Однако оппозиционные партии обвиняют правительство Эрдогана в том, что оно смягчает критику, чтобы не идти на противостояние с Пекином.

«Европа и Америка высказались против притеснения наших братьев-уйгуров в Китае… Но из Анкары не доносится ни звука», – сказал в январе лидер оппозиционной партии IYI Мерал Аксенер. Турецкие официальные лица настаивают на том, что продолжают выражать свое мнение Пекину за «закрытыми дверями».

Некоторые в правительстве Эрдогана выступают за укрепление связей с Пекином, чтобы привлечь китайский капитал на фоне сокращения прямых иностранных инвестиций из западных стран, сообщает FT.

По данным центрального банка, уровень китайских инвестиций в Турцию в 2019 году составил 1,2 миллиарда долларов по сравнению с более чем 100 миллиардами долларов инвестиций из Европы. Однако в Анкаре ожидают большего. Фонд национального благосостояния приветствует китайские инвестиции из Китая и планирует открыть офис в этой стране. Анкара также подписала соглашение об обмене валют с центральным банком Китая, которое помогло повысить ее истощенные валютные резервы на два миллиарда долларов.

«Пандемия усложнила отношения. В то время как Турция пытается закупить вакцины европейского производства, она также подписала сделку на 100 миллионов доз вакцины CoronaVac, изготовленных китайским производителем лекарств Sinovac Biotech. Задержка поставок в декабре совпала с решением парламента Китая ратифицировать договор об экстрадиции между двумя странами. Турция еще не ратифицировала его», – пишет Financial Times.

Член парламента от оппозиционной Народно-республиканской партии Йилдирим Кая считает, что ратификация договора Пекином вызвала «большую панику среди уйгуров, бежавших из Китая в Турцию». Он потребовал сообщить, сталкивалась ли Анкара с давлением при ратификации сделки об ускорении доставки вакцин. Министр иностранных дел Турции Мевлют Джавушоглу гневно отреагировал на подобные предположения и категорически опроверг «использование уйгуров в политических целях».

Аналитики также скептически относятся к тому, что Китай будет использовать вакцину в качестве такого грубого рычага воздействия. Доцент кафедры китаеведения Сианьского университета Цзяотун-Ливерпуль в Сучжоу Джерен Эргенч считает более вероятным, что Анкара оказала Пекину «услугу», подписав сделку на вакцину, которая еще не была одобрена в Китае и эффективность которой до сих пор находится под вопросом.

В ответ на вопросы Financial Times посольство Китая заявило, что недавние протесты в Турции были направлены на то, чтобы «очернить» Китай, поставили под угрозу безопасность дипмиссии. В посольстве категорически отвергли идею о том, что Китай использовал потребность Турции в вакцине в качестве политического рычага как «абсолютно необоснованное предположение и злонамеренное неверное толкование».

Тем не менее, этот эпизод действительно заставил многих членов уйгурской диаспоры сильно занервничать.

«Китай считает нас преступниками. Мы надеемся, что это соглашение [об экстрадиции] не будет передано в парламент, но, если оно будет подписано, наша обеспокоенность возрастет», – сказал Мирзехмет Ильясоглу, который присоединился к протестам в Анкаре в этом месяце, чтобы получить информацию о пропавших в Китае брате, зяте и четырех друзьях.

19-й день протеста перед консульством Китая: новые приемы против СМИ

«ВНУТРИ ГОСУДАРСТВА-ТЮРЬМЫ»

К теме так называемых «лагерей политического перевоспитания» в Синьцзяне, в которые, по имеющимся данным, помещали представителей тюркских этносов и где они подвергались идеологической обработке и разного рода жестокому обращению, обратился на уходящей неделе журнал New Yorker.

Он подготовил лонгрид о «по всей видимости, самом масштабном интернировании этнических и религиозных меньшинств со времен Второй мировой войны». Как пишет журнал, в 2019 году Китай заявил, что заключенные «окончили обучение». Многих, сообщает журнал, после отправили в тюрьмы или привлекли к принудительному труду.

В центре этого масштабного и комплексного мультимедийного повествования истории, поведанные прошедшими в 2017-2018 годах лагерь в Тачинге (Чугучаке) этническими казахами: пастухом Орынбеком Коксебеком, бизнесменом Аманжаном Сеитулы и водителем-дальнобойщком Ербакытом Отарбаем.

Читайте также: В парламенте Канады признали геноцидом действия Китая в отношении уйгуров

# # # # # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!