WP: Российский оппозиционер позвонил своему убийце. ФСБшники больше не отвечают

Ни в одном языке нет слов, чтобы описать, каково это – говорить с кем-то, кто, возможно, пытался тебя убить. В этом месяце, после того, как значительное расследование Bellingcat, Insider и Der Spiegel агентов ФСБ, которые, вероятно, были ответственны за две попытки моего отравления, я позвонил одному из них по телефону. Он повесил трубку, как только услышал мое имя, но в течение нескольких секунд я слышал голос человека, чья работа, похоже, состоит в том, чтобы физически устранять таких, как я, оппонентов президента России Владимира Путина, пишет на страницах The Washington Post.

Читайте также: Пранк Навального как попытка Суркова вернуться в Кремль – аналитик

“Знать в общих чертах, что кто-то пытался убить тебя – это одно. Но совсем другое – когда тебе показывают имена и фотографии этих людей. У них обычные лица, такие же, какие я вижу каждый день на улицах Москвы. Что эти люди обсуждают за столом во время семейного ужина? Сколько людей они отравили сегодня? Согласно данным, полученным Bellingcat, четыре сотрудника ФСБ – Роман Мезенцев, Александр Самофал, Константин Кудрявцев и Валерий Сухарев – следовали за мной в поездках по регионам России в месяцы, предшествовавшие двум моим едва не ставшим смертельными отравлениям, – пишет автор публикации. – Два последних имени ранее всплывали в связи с отравлением российского оппозиционного лидера Алексея Навального запрещенным химическим веществом в августе 2020 года”.

“Симптомы появились в первый раз в мае 2015 года, вскоре после того, как я вернулся в Москву из поездки в Казань (где, как мы теперь знаем от Bellingcat, меня сопровождали два сотрудника ФСБ). Во время встречи я тяжело заболел и вскоре попал в больницу в коме с полиорганной недостаточностью. Меня спасли героические усилия моих российских врачей, хотя весь следующий год я мог ходить только с помощью трости. В феврале 2017 года я снова испытал точно такие же симптомы – и снова едва выжил”, – пишет Кара-Мурза.

“Оба раза врачи сообщали моей жене, что у меня пять процентов шансов на то, чтобы выжить. Диагноз, поставленный врачом Денисом Проценко, дважды спасшим мне жизнь – “токсическое действие неустановленного вещества”. После второго нападения моя жена сдала образцы крови в ФБР для анализа, чтобы определить, какие токсины были использованы. Бюро решило засекретить свои выводы и по сей день продолжает хранить в секрете самые важные из них”, – говорится в статье.

Читайте также: Пранк Навального – это специальная операция ГРУ по смене руководства Кремля – Баронин

“На прошлой неделе я официально предъявил обвинение четырем сотрудникам ФСБ в покушении на убийство. (Мои предыдущие две жалобы, в 2015 и 2017 годах, остались без ответа). Как только правоохранительные органы опровергнут обвинения (что произойдет почти наверняка), я передам дело в Европейский суд по правам человека. Однажды, в другой России, эти виновные в преступлениях, спонсируемых государством – наряду со многими другими – будут привлечены к ответственности перед законом”, – пишет Кара-Мурза, отмечая, что у международного сообщества есть один инструмент, который можно использовать для установления определенной степени ответственности – “механизм Магнитского, который дает западным правительствам право вводить адресные санкции в отношении нарушителей прав человека”.

27 января сообщалось, что группа расследователей из Bellingcat обнаружила, что сотрудники ФСБ РФ, следившие за Алексеем Навальным в день отравления политика, в предыдущие годы выезжали и в другие регионы России, где вскоре после их приезда обнаружили мертвыми трех политических активистов.

# # # # # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!