Что нужно Путину в Марокко: игра в шахматы, которая еще далека от завершения

После оккупации украинского Крыма в 2014 году Россия попала под санкции западных стран. Затем она стремилась восстановить или укрепить свои отношения на африканском континенте, в частности, со странами, которые уже были связаны с СССР. Африка стала трансцендентным элементом внешней политики Москвы, поскольку он необходим для достижения цели России – играть роль глобального игрока. Об этом пишет издание Slate.

Читайте также: La Tribune: Россия пытается вернуть геополитические позиции в Африке

“Под ударом западных санкций Россия пытается вернуть себе влияние, которое она имела в Африке до 1989 года, когда гласность и перестройка разрушили бывший Советский Союз”, – объясняет полковник Хуан А. Мора Тебас, младший аналитик Испанского института стратегических исследований (IEEE) в статье 2019 года о возвращении России в африканскую “большую игру”.

Таким образом, развитие отношений между Рабатом и Москвой, особенно в сферах сельского хозяйства, рыболовства и борьбы с терроризмом, является частью логики геополитической экспансии России в Африке, даже если Марокко, близкое к Западу, не является единым целым среди стран, которые единым фронтом находятся под влиянием России. Так, в марте 2016 года король Мухаммед VI был принят в Москве Путиным. После этого последовало несколько визитов, в частности, визит секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева в декабре 2016 года. Затем, в 2019 году, в Рабате встретились министры иностранных дел двух стран.

В ответ на экономические санкции Запада против Москвы Владимир Путин в 2014 году ввел полное эмбарго на длинный список продуктов питания. Марокко получило выгоду от этих российских контрсанкций, став источником снабжения.

“Объем двусторонней торговли больше не является незначительным, поскольку в 2018 году он достиг 1,47 миллиарда долларов”, – объясняет Арно Дубьен , директор Франко-российской обсерватории, в статье в Le Mondeiplomatique.

Сообщается, что две страны также стремятся к расширению своих туристических отношений. По данным российского информационного агентства РИА Новости, в 2018 году количество российских туристов в Марокко увеличилось на 10% по сравнению с 2017 годом.

Хуан А. Мора Тебас говорит, чтобы противостоять риску изоляции, Россия стремилась создать новые возможности в Африке, даже несмотря на то, что Запад там был более сдержан.

“Россия пытается захватить большую часть рынка пшеницы на континенте, особенно в Алжире, Марокко и Ливии. Фактически, это уже крупнейший поставщик пшеницы в Египет”, – поясняет аналитик. Со своей стороны, “в экономической сфере Марокко стремится к расширению и диверсификации своих отношений и международных партнеров”, – добавляет он.

Политические вопросы и вопросы безопасности

В то же время сотрудничество Рабата и Москвы в области безопасности также развивается с 2016 года на фоне борьбы с терроризмом, несмотря на разногласия между двумя странами по конфликту в Сирии. “Есть франко-белго-марокканцы, члены Магриба и чеченской диаспоры, которые уехали воевать в Сирию. Таким образом, сотрудничество происходит в области разведки. Терроризм не имеет запаха, марокканцы, алжирцы и израильтяне сотрудничают в этих областях, потому что этого требуют обстоятельства”, – объясняет Пьер Вермерен , профессор современной истории Парижского университета в Пантеон Сорбонна и специалист по Магрибу.

Кроме того, чтобы противостоять международным санкциям и сокращению экспорта нефти, Россия также стремится экспортировать больше оружия в Африку.

По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), “в период с 2014 по 2018 год на Россию приходилось 49% общего экспорта вооружений в Северную Африку”. “Именно в области безопасности Россия консолидирует себя как важный игрок на континенте. С формулой “экспорт оружия, а также образование и обучение” – это настоящая коммерческая ниша России в Африке”, – подтверждает Хуан А. Мора Тебас.

Таким образом, для Пьера Вермерена сближение Москвы и Рабата – это прежде всего политическая стратегия. Более того, развивая отношения с Россией, Марокко “отнимает у Алжира монополию на отношения с Россией”. Алжир фактически считается противником Шерифского королевства, в частности, из-за его поддержки Западной Сахары. Более того, Алжир продолжает получать оружие от россиян, в то время как Марокко имеет арсенал западного оружия, закупленного у Соединенных Штатов или Франции: “Пока Соединенные Штаты приблизились к Алжиру, Россия все ближе к Марокко”, – утверждает Пьер Вермерен.

Вопрос о Западной Сахаре

Эта игра влияния поднимает вопрос о Западной Сахаре – деликатном пункте разногласий между Марокко и Россией. Действительно, по данным ООН, эта неавтономная территория де-факто на 80% контролируется Марокко, которое считает ее своими южными провинциями. С ноября было нарушено прекращение огня между Марокко и Фронтом Полисарио, представителем народа Сахары. Однако для России политическое решение конфликта в Западной Сахаре должно осуществляться на основе резолюций Совета Безопасности ООН. Миссия Организации Объединенных Наций по организации референдума в Западной Сахаре, созданная в 1991 году резолюцией 690 Совета Безопасности, хотя и неоднократно возобновлялась, до сих пор не достигла успеха.

Читайте также: Guardian: Создатель “ЧВК Вагнера” продвигает интересы Кремля в Судане через эксперта ООН

Россия также осудила решение США признать суверенитет Марокко над Западной Сахарой ​​после нормализации отношений между Марокко и Израилем. “После того, как Дональд Трамп признал Сахару частью Марокко, Марокко объявило международный тендер (1 000 миллионов долларов) на создание макропорта размером с Танжер-Мед в Дахле на юге Западной Сахары. Порт, который будет обрабатывать в первые годы своей деятельности, примерно в 2029 году, такое же количество товаров, как и порт Барселоны в 2020 году: 2,2 миллиона тонн”, – поясняет Хуан А. Мора Тебас.

Однако, по его словам, порт Дахла будет представлять для россиян стратегический интерес. Таким образом, Москва может “спроецировать себя в сторону Атлантического океана, Западной Африки и Южной Америки, но также частично нейтрализовать влияние Китая в регионе (порт Нуакшот в Мавритании) и усилить свое присутствие своих рыбацких лодок на богатом берегу Сахары”, – уточняет Хуан. А. Мора Тебас, который считает признание Соединенными Штатами “марокканства” Западной Сахары и объявление о создании американского консульства в Дахле “американским упреждающим маневром”, чтобы заблокировать развитие российского влияния в этом регионе.

Таким образом, развитие отношений между Марокко и Россией является частью более глобальной стратегии, которая заключается в получении доступа к Атлантике через порты или военно-морские базы, а также в пересмотре баланса между различными западными державами, китайцами и россиянами в Африке. Все в контексте кризиса в Западной Сахаре. Многопартийная игра в шахматы, которая еще далека от завершения.

Читайте также: РФ использует гибридное влияние в Африке в целях давления на Францию – Центр исследований Африки

# # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!