После смены власти Черногория пересматривает дело об организованном РФ перевороте

Новейшая история Черногории подверглась ревизии, и нельзя сказать, что неожиданно: после победы оппозиции на парламентских выборах в августе 2020 года ожидался и пересмотр вердикта участникам попытки государственного переворота в октябре 2016-го. Приговор им прозвучал ещё в мае 2019 года, а в начале февраля нынешнего года объявлено решение о его отмене. Как связаны все эти события?

Читате также: В Черногории пытаются реабилитировать российских агентов, осужденных за попытку госпереворота

Коротко напомним суть дела. Как установило следствие – и с его выводами согласился суд, – в день парламентских выборов 16 октября 2016 года переодетые спецназовцами боевики должны были нейтрализовать силы правопорядка, проникнуть в здание Скупщины – парламента и при содействии оппозиционных сил захватить сначала само здание, а потом и власть в стране. Победителем выборов затем должен был быть объявлен Демократический фронт (ДФ), главная оппозиционная сила. Тогдашнего премьер-министра Мило Джукановича планировалось, как утверждало следствие, устранить физически. Основной целью этого сценария был срыв вступления Черногории – крохотной балканской страны с населением 620 тысяч человек – в НАТО.

Тринадцать осуждённых составили славянский интернационал. Офицеров российской военной разведки Эдуарда Шишмакова (он же Широков) и Владимира Попова (он же Моисеев) судья Сусана Мугоша признала организаторами заговора, вменив им финансирование попытки переворота, а также планирование убийства Мило Джукановича “путем подстрекательства”. Она особо отметила, что их действия “наносили ущерб базовым конституционным и политическим основам Черногории с целью не допустить присоединения страны к НАТО”. Эти двое были заочно приговорены к 15 и 12 годам заключения соответственно. По пять лет тюрьмы получили, но так в ней, как показало развитие событий, и не оказались руководители ДФ Милан Кнежевич и Андрия Мандич. Больше всего было сербов – девять: кого-то судили также заочно, другие пошли на сделку со следствием, признали вину и отделались небольшими сроками. Восьмилетний срок начал отбывать только бывший генерал сербской жандармерии Братислав Дикич. Ещё один подозреваемый, черногорец Анание Никич – переводчик лидеров ДФ с русского (“Медиазона” рассказала в своё время интересную историю о его связях с российской разведкой) вовремя укрылся в России, где получил статус беженца.

Своё решение направить дело в суд первой инстанции на повторное рассмотрение апелляционный суд объяснил “существенным нарушением положений уголовного судопроизводства”. Какие именно нарушения имеются в виду, суд не поясняет, и он не обязан сделать это в какой-то установленный период времени. Между тем доказательную базу первого обвинения отправить на пересмотр вряд ли возможно. Самая важная её часть была предоставлена обвинению Сербией, на территории которой шла основная подготовка к перевороту.

Уже через неделю после событий Александр Вучич, тогда премьер-министр Сербии, а ныне ее президент, сообщил на пресс-конференции о задержании “ряда лиц по подозрению в заговоре с целью повлиять на исход выборов в Черногории”, сославшись на “неоспоримые вещественные доказательства”, обнаруженные его спецслужбами, “включая 125 тыс. евро наличными и спрятанные комплекты [военной] формы, которая должна была использоваться в ходе нападений на государственные учреждения и отдельных лиц в Черногории”. Вучич подтвердил также факт электронной слежки из Сербии за передвижениями Джукановича. Черногорской прокуратуре было передано изъятое у заговорщиков спецоборудование и экипировка, записи телефонных переговоров, фотографии встреч участников группы.

Через день после пресс-конференции Вучича в Белград прибыл секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, чтобы, как писала европейская пресса, замять скандал, извинившись за не санкционированную Кремлём операцию. После этого российские разведчики были без лишнего шума депортированы. The Insider позже установил личности обоих: сначала Шишмакова, а затем и Попова. Второй, по данным Росреестра, живёт в московских Черёмушках в соседнем доме с коллегой Александром Мишкиным – “героем” эпопеи в Солсбери – и, вероятно, не просто так: по информации авторов расследования, квартиру он получил от государства всего на несколько месяцев позже Мишкина и Чепиги. Учитывая, что эти двое получили свои квартиры как “приложение” к званию Героя России, можно предположить, что и Моисеев мог быть удостоен такой чести.

В этом контексте нынешняя апелляция представляется не более чем реваншем со стороны деятелей Демократического фронта, направленным скорее в историческую пустоту: в НАТО Черногория вступила еще 5 июня 2017 года. Что касается перспектив нового суда, то они неопределённы: первый процесс готовился два с половиной года, чуть меньше ушло на апелляцию, чего-то подобного следует, вероятно, ждать и на новой стадии. Пока руку на рубильнике держит Демократический фронт, который контролирует 27 из 41 депутата парламента, составляющих хрупкое проправительственное большинство (всего в скупщине 81 место). Но даже если что-то пойдёт не так и приговор устоит, новая администрация предупредила судебные инстанции: в таком случае через парламент будет проведён закон об амнистии участников этого дела.

При этом пришедшая к власти в Подгорице коалиция, несмотря на то, что в неё входят просербские и пророссийские силы, не спешит открещиваться от евроатлантизма. “В формально-правовом смысле мы можем сразу отменить санкции по отношению к России, – сказал в интервью изданию Vijesti новый министр иностранных дел Черногории Джордже Радулович, – но если мы хотим в ЕС, то должны соблюдать их правила. Мы подписали соглашение, которое подразумевает поддержку всех внешнеполитических решений ЕС, от чего зависит скорость переговоров о вступлении Черногории в Евросоюз”. Министр подчеркнул, что санкции Подгорицы в отношении Москвы в большей степени задевают чувства тех граждан, которые симпатизируют России, чем наносят вред самой этой стране. “Однажды, когда на глобальной сцене произойдет разрядка напряженности между крупными геополитическими игроками, уверен, что отношения между Черногорией и РФ вернутся на уровень, которого заслуживают три века традиционной дружбы”, – подчеркнул Радулович.

В каком-то смысле дружба и не прекращается. Согласно официальным данным Центробанка Черногории, в 2019 году россияне занимали первую строчку в списке иностранных инвесторов в здешнюю недвижимость – 39 млн евро. Это почти четверть всего истраченного на данные цели покупателями из-за рубежа. Cтраны НАТО сильно отстали: показатель США – 11 млн евро, Германии – 10, Венгрии – 5 млн.

Читайте также: Новый глава МИД Черногории заявил о стремлении улучшить отношения с Россией

Корреспондент “Новой газеты” на Балканах

Источник

# # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!