Трамповы соцсети. Как заповедник реднеков привел к штурму Капитолия и при чем здесь Россия

Когда президента США Дональда Трампа выгнали из Twitter и Facebook, сформировались два лагеря: в одном говорят, что это чрезмерная цензура; в другом считают решения компаний обоснованными и справедливыми. Но более или менее все согласны с тем, что соцсети сыграли одну из ключевых ролей в том, что случилось в Вашингтоне 6 января.

Читайте также: Эволюция QAnon от кучки гиков до радикального движения

Штурм Капитолия называют попыткой переворота, а его участников — террористами. И без Трампа, который вместе с Руди Джулиани накачивал своих сторонников в центре столицы США, он не мог случиться.

За что, собственно, демократы и наказали его запуском процедуры импичмента.

Республиканцы же в очередной раз решили простить своего президента, параллельно активно критикую соцсети за цензуру в отношении президента.

Хотя, стоит заметить, еще три года назад, после масштабной кампании России по вмешательству в американской выборы, члены Республиканской партии вместе с демократами принуждали соцсети перестать быть фронтиром цифрового мира.

Тогда, на слушаниях в Сенате, в которых участвовали представители Twitter, Facebook, Google, законодатели призывали их “повзрослелть”, играть по правилам и стать более политически и социально ответственными компаниями.

Прошло три года, в течение которых раскол в американском обществе еще более усугубился, и Twitter с Facebook наконец, получается, свою зрелость и ответственность продемонстрировали.

Их метод может казаться грубым, но, видимо, потому, что под нож попал президент. Когда из соцсетей удалились аккаунты российских троллей и пабликов, в не меньшей степени работавших на раскол США, возмущались лишь в России. Двойные стандарты? Патернализм?

С другой стороны, официальные власти, как и в 2016 г. недооценили “врага”, который использовал и использует соцсети для дестабилизации Соединенных Штатов.

Возможно, низкая активность российских троллей во время промежуточных выборов 2018 г. несколько ослабила их бдительность.

Не в полной мере, конечно, но угрозу с правого фланга на Капитолии, окунувшись с головой в предвыборную кампанию, в принципе проигнорировали. Хотя тревожных признаков новой цифровой интервенции хватало.

По большей части внимание правоохранители уделяли “традиционным” платформам вроде Twitter и Facebook, где блокировались или удалялись посты, сообщения, аккаунты и группы.

Ввиду этого россияне пошли альтернативным путем, руководствуясь мыслью: если не можешь с прежней эффективностью применить оружие, усовершенствуй его.

И таким модернизированным оружием стали заповедники для ультраконсервативных сторонников Трампа, конспирологов, разномастных радикалов правого толка — Gab и Parler.

Инкубаторы для реднеков

Gab — социальная сеть, основанная в 2016 г выходцем из Скрэнтона (Пенсильвания) Эндрю Торбой, по данным некоторых СМИ, имеющим украинское происхождение.

В 2015 г. он обосновался в Кремниевой долине, где и задумал создание альтернативной Twitter и Facebook социальной платформы, где не было бы цензуры.

Торба стал ярым трампистом во время выборов 2016 г. и хотел таким образом внести свой вклад в общее дело.

Для запуска своего стартапа Торба использовал бизнес-инкубатор Долины — Y Combinator. Однако из инкубатора его выгнали из-за антимигрантских и нецензурных высказываний. Что еще больше подогрело его решимость и обиду.

Деньги для стартапа он нашел в Остине, Техас, куда переехал из Калифорнии. Одним из доноров, к примеру, стал сенатор—республиканец Дэн Бишоп (Северная Каролина).

Бишоп в свое время поддерживал фантазии Трампа о вмешательстве Украины в американские выборы, участвовал в его антибайденовской кампании, а также в охоте на осведомителя во время Украиногейта. Он, даже вопреки тому, что это было запрещено ввиду продолжавшегося расследования, в Twitter назвал его имя.

Сенатор также входит в число законодателей, которые выступили против подтверждения голосов выборщиков, отдавших победу Байдену.

На митинге 6 января он требовал, чтобы вице-президент Майк Пенс воспрепятствовал этому, а после участники собрания взяли приступом Капитолий.

Это явно не была спонтанная акция. Трамп был лишь мотиватором, а вот планирование как раз и велось через ту же Gab.

Как говорится в письме “Антидиффамационной лиги” (ADL; организация, которая борется с антисемитизмом и нетерпимостью) к Минюсту США с требованием начать расследование в отношении Gab и Торбы, пользователи координировали свои действия через сообщения в этой соцсети.

К примеру, обсуждали улицы, где можно не столкнуться с полицией, какие инструменты взять, чтобы взломать двери; некоторые писали, что возьмут оружие.

Да и сам Торба, отмечают в ADL, 6 января написал, что “в связи с фальсификацией выборов действенных политических решений более нет”.

Такую формулировку, как пояснили в организации, белые расисты используют, когда говорят о несостоятельности госсистемы США, которую нужно уничтожить.

Теперь взглянем на Parler. Данную сосцеть в 2018 г. основал выпускник Денверского университета Джон Матце-младший.

Мотивы, аналогичные мотивам Торбы — создать платформу без цензуры для ультраконсервативных американцев.

Что до Parler, то история ее создания еще более занятна, нежели у Gab.

Еще в ноябре прошлого года специалист по дезинформации Дэвид Трой, который, по его словам, полгода занимался Parler, сообщил, что свою соцсеть Матце решил запустить после того, как в Лас-Вегасе встретил гражданку России — уроженку Казани Алину Мухутдинову.

Читайте также: Российские призраки маргинального штурма Капитолия в Вашингтоне

Год спустя они поженились. Причем в Казани — в ЗАГСе, где работала ее мать Гульнара Мухутдинова. А еще через год — в августе 2018 г. — Матце вдруг запускает новую платформу.

Первое время Parler особой популярностью не пользовалась. К 2019 г. количество пользователей выросло лишь до 100 тыс.

И половину аудитории, если не больше, Матце обеспечили такие известные трампистки как Кэндис Оуенс и журналистка российского пропагандисткого ресурса Sputnik Кассандра Фэрбенкс, разрекламировав соцсеть в своем Twitter.

Резкий скачок популярности у Parler начался во второй половине 2020 г., когда Twitter начал маркировать сообщения Трампа о подтасовке результатов выборов как “потенциально вводящие в заблуждение”. За неделю после выборов, состоявшихся 3 ноября, Parler скачали 1 млн раз.

Как и Gab, соцсеть Матце использовалась для координации действий и распространения дезинформации, оскорбительных высказываний и т.п.

Когда Трампа удалили из Twitter, он вместе с семьей перебрался в Parler. Но после событий 6 января Google и Apple удалили это приложение, а Amazon лишил Parler хостинга. Доступа к соцсети на данный момент нет.

Консервативные мухи

Эти платформы — Gab и Parler — появились не вчера. И на их растущую популярность тоже уже обращали внимание. И как раз в контексте того, как их используют в России.

Впервые — еще 1 октября. С подачи ФБР Reuters сообщило о существовании в Parler и Gab группы пользователей — якобы журналистов из якобы европейского консервативного информагентства с ну очень российским названием — NAEBC (Newsroom for American and European Based Citizens).

Это агентство, а также фейковая организация Peace Data, по данным Reuters, аффилировано с “Агентством интернет-исследований” путинского олигарха Евгения Пригожина, который также является куратором наемников ЧВК “Вагнер”; т.е. с теми же людьми, которые стояли за вмешательством в американские выборы 2016 г.

В один день с публикацией Reuters появился и доклад нью-йоркской компании Graphika, которая специализируется на анализе процессов в соцсетях и тесно сотрудничает с многими из них (например, с Facebook).

Доклад вышел с заголовком Step into My Parler. Это отсылка и к повести Теодора Драйзера “Не хотите ли пройти в мою гостиную?” (в традиционном переводе — “Западня”) и стихотворению Мэри Хауитт “Паук и Муха”, которое начинается со строчки: “Will you walk into my parlour?” said a spider to a fly”.

В данном случае мухами Graphika назвала пользователей Parler и Gab, а пауком понятно кого — Кремль.

И действительно упомянутые выше NAEBC и Peace Data организовали плотную кампанию по дезинформации, направленную сразу на оба лагеря — на левых и правых.

Цель, по мнению аналитиков Graphika, понятна — столкнуть их лбами и еще больше разобщить.

Правда, в Twitter и Facebook эти структуры не достигли особого успеха, в отличие от Parler и Gab. Потому 6 января мы наблюдали не столкновения между сторонниками Трампа и демократами, а акт насилия со стороны лишь первых.

Если сравнивать с уровнем вмешательства российских ботов в выборы 2016 г., то их присутствие в соцмедиа в 2020 г. было более чем скромным.

Это объясняется как раз успехом, достигнутым Кремлем четыре года назад — американское общество было расколото. К чему также приложил руку и Трамп, и его сторонники в Республиканской партии.

Российским интернет-воякам более не было нужды вливать массу ресурсов в раскачку США. Как еще в сентябре отмечало издание Politico, американцы сами охотно распространяли различные теории заговора навроде QAnon.

Россиянам в абсолютно комфортной среде Parler и Gab лишь оставалось направлять “паству Трампа” в нужном направлении и поддерживать накал страстей.

Старый добрый фронтир вернулся

Зак Дорфман из Института Аспена в своей публикации на сайте Axios (СМИ, созданное основателями Politico) 7 октября предупреждал, что использование Россией нишевого сегмента соцсетей может помочь ей и другим противникам США радикализовать американский электорат. И что, в целом, это похоже на смену подходов Кремля к дезинформации. Он сконцентрировался на обострении внутренней напряженности в Штатах, заключает Дорфман.

Как видим, Дорфман оказался прав. Правы были авторы Politico, Reuters, Graphika. Правы были в ФБР.

Но почему-то на официальном уровне (почему?), в частности в администрации Трампа, бороться с новыми методами вмешательства России никто так и не начал.

Очнулись в Вашингтоне и Кремниевой долине лишь после штурма Капитолия: Трампа заблокировали, Parler и Gab начали удалять из сети, опасаясь новых беспорядков в день инаугурации, 20 января.

Только меры принимаются уже постфактум, когда по Капитолию гуляли люди в шапке с рогами бизона.

Их жертвой стал Конгресс, который не довел до конца дело по введению свода правил в цифровой фронтир, в результате чего порядки последнего просочились в мир неонлайновый.

Владислав Гирман

Источник

# # # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!