GLOBSEC: Европе нужен гибридный ответ на гибридные угрозы РФ

В Европейском Союзе необходимо принять Закон о цифровых услугах для противодействия информационным операциям Кремля, а также повышать компетенцию соответствующих структур по безопасности и устойчивость гражданского общества в связи с растущей гибридной угрозой со стороны России.

Об этом пишет в своей статье на New Europe старший научный сотрудник Программы демократии и устойчивости GLOBSEC Даниэль Мило. Guildhall приводит полный перевод статьи.

Прибытие в Италию 15 российских военных самолетов, с транспортными средствами, врачами и медикаментами на борту, на пике пандемии COVID-19 в марте нынешнего года многие рассматривали как руку помощи и акт солидарности, который получил огромное внимание средств массовой информации. Перевозка этого оборудования на полпути через Италию на военных грузовиках, украшенных надписями «Из России с любовью», побудила некоторых людей усомниться в характере и целях всей операции.

Когда оборудование, которое было доставлено российскими самолетами, было выгружено, согласно исследованию издания La Stampa , оно было описано как «на 80% бесполезное или не нужное». Затем эта помощь стала выглядеть как пиар-ход. Более того, оказалось, что подразделения радиационной, химической и биологической защиты армии РФ, которые были отправлены в Италию, контролировались и укомплектовывались ГРУ, службой военной разведки России.

Когда местный муниципалитет в Праге решил прошлой осенью убрать статую Ивана Конева с площади в шестом районе Праги, мало кто это заметил, и это не вызвало большого шумихи в прессе. Конев был командующим Красной Армией во время Второй мировой войны, который освободил Прагу от нацистов, но также он руководил кровавым подавлением антисоветского восстания 1956 года в Венгрии и возглавлял советскую военную делегацию, направленную в Прагу для подготовки к военному вторжению под руководством Москвы 1968 года в Чехословакию для разгрома продемократической Пражской весны.

В Кремле немедленно отреагировали на снятие статуи и через короткое время, эта реакция была выражена в комплексных и скоординированных действиях, в виде публичных демонстраций, дезинформационных кампаниях, принятом в российской Думе специальном законодательстве о защите памяти о войне, нападениях на чешское посольство в Москве, кибератаках, которые отключили компьютерные системы в нескольких чешских больницах во время пандемии COVID-19, и даже слухах о плане убийства мэра района, где находилась статуя маршала Конева.

Точно так же, когда печально известный российский мотоклуб «Ночные волки» решил открыть свою европейскую штаб-квартиру в Словакии летом 2018 года в комплексе, напоминающем военную базу, это стало неожиданностью для словацких властей, которые торопливо искали адекватный ответ.

Помимо участия в российской оккупации Крыма и боевых действиях на Донбассе вместе с пророссийскими силами, «Ночные волки» являются инструментом распространения пророссийских нарративов и прикрывают свою деятельность за якобы почтением памяти о победе над фашизмом во Второй мировой войне.

Ежегодные поездки “Ночных волков” на мотоциклах из Москвы в Берлин привлекают значительное внимание как средств массовой информации, так и местного населения. А тот факт, что лидер словацкой ячейки «Ночных волков» был изображен вместе с Владимиром Путиным и основателем «Ночных волков» Александром Залдостановым свидетельствует о том, насколько важна и близка эта группа к правительству Кремля.

Что еще интереснее, тот же комплекс, в котором проводятся словацкие активности «Ночных волков», также используется другими пророссийскими военизированными группировками Словакии для военных учений по подготовке к защите от врагов Словацкой нации, в которых задействованы отремонтированные бронетранспортеры и автоматы Калашникова.

Эти три примера, разделенные как во времени, так и географически, являются яркими илюстрациями феномена гибридной угрозы и трудностей, с которыми сталкиваются отдельные страны, когда сталкиваются с ее последствиями. Будь то, кажущаяся невинной российская медицинская помощь, которая оказалась операцией по сбору разведданных и оказанию влияния, будь то дипломатическое давление, включающе в себя изощренную кампанию по дезинформации, или же будь то использование доверенных лиц, таких как байкерские группы, для распространения определенных нарративов – все они являются частями больших стратегических усилий по влиянию, манипулированию и ослаблению существующих альянсов и структур, таких как НАТО и ЕС.

В то время как ЕС начал принимать определенные стратегические меры по повышению своей устойчивости и обновлению соответствующих структур и стратегий (по противодейтсвию гибридным угрозам – ред.), достигнутый к настоящему времени прогресс не соответствует быстро меняющемуся характеру угрозы. Положительным моментом является то, что такие структуры, как Совет Европы, повысили свою компетентность и достигли много практических и значимых результатов, но в то же время их влияние на отдельные конкретные страны сильно разнится.

Поскольку одним из наиболее важных элементов любой гибридной кампании является информационная операция в цифровом пространстве (которая предназначена для получения решающего преимущества в информационной среде с использованием конкретных нарративов, дезинформации или нужных форм подачи информации), системные общественные консультации по вопросу принятия Дорожной карты Закона о цифровых услугах – это прекрасная возможность для решения проблемы неспособности платформ социальных сетей добиться значительного прогресса в сдерживании распространения дезинформации. Закон о цифровых услугах станет решающим моментом и не только сформирует европейский нормативный ландшафт цифровых услуг, но и станет нормативным мероприятием с потенциальны влиянием на глобальном уровне в вопросах цифровой безопасности.

Однако информационные операции – далеко не единственный инструмент, используемый в гибридных операциях враждебными иностранными государствами. Системная коррупция, подпольная или не до конца подпольная поддержка нужных Кремлю политических партий, обход ограничений избирательных кампаний в вопросах иностранного финансирования, формирование различных антисистемных, военизированных и мятежных групп, кибератаки – одинаково важные векторы, используемые в комплексе, долгосрочной стратегии, направленной на ослабление и разрушение наших обществ. Один конкретный пример включал в себя использование так называемой “маскирующей дипломатии” Китаем во время пандемии COVID-19 – использование неотложной медицинской помощи и зависимости многих стран от импорта медицинских товаров из Китая для получения положительного освещения в СМИ и оказания дипломатического давления на страны, находящиеся в очень уязвимой ситуации.

Если мы хотим добиться успеха в этой борьбе, необходимо сфокусировать внимание, необходима  политическая поддержка и поддержка ресурсами, как на уровне ЕС, так и на уровне отдельных государств-членов. Выводы Европейского совета по гибридным угрозам, принятые в декабре прошлого года, являются хорошим признаком повышения необходимого внимания, однако они должны сопровождаться ощутимыми и практическими действиями.

Есть много примеров успешных подходов к такому гибридному противостоянию в разных государствах-членах ЕС, от онлайн-дружинников  – так называемых “эльфов” в Латвии, до активной работы Шведского Агентства по гражданским ситуациям, а также гражданских общественных инициатив с общенациональным охватом, как ицициатива разработанная GLOSBEC в Словакии.

Гибридные угрозы развиваются быстрыми темпами. Используется искусственный интеллект, большие базы данных, микро-таргетинг и различные другие современны технологические инструменты. Границы между военными и невоенными угрозами становятся все более размытыми, поскольку наш противник использует невоенные инструменты и сложные стратегии для достижения воздействия, которое ранее могло быть достигнуто только с применением силы.

Будущее конфронтации будет гибридным, как и наш коллективный ответ.

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!