Премьера на нары. Почему Кремль забыл о своем французском друге

Бывшему главе французского правительства грозит два года тюремного заключения.

“Пенелопагейт”, скандальное дело о семейной коррупции, для Франсуа Фийона, бывшего премьер-министра Франции и одного из первых лиц (до недавних пор) правой партии “Республиканцы”, завершилось трагически. С точки зрения как будущего его политической карьеры, так и будущего в целом.

Парижский суд 29 июня приговорил его к пяти годам заключения, из них к трем годам условно, и с запретом занимать выборные должности в течение десяти лет.

Его супруга Пенелопа получила три года условно и двухлетнее табу на выборные должности.

Помощник Фийона, его зам в Национальном собрании, Марк Жуло приговорен также к трем годам условно.

Кроме того, как пишет RFI, Фийоны должны будут каждый выплатить 375 тыс. евро штрафа, а Жуло – 20 тыс.

В то же время, Le Figaro приводит иные цифры: Фийоны – 401 тыс. евро вместе, Пенелопа Фийон и Жуло – 679 тыс. евро.

В чем суть скандала

Супругов и помощника признали виновными в растрате государственных средств – для Пенелопы Фийон создавались фиктивные рабочие места в период с 1998 по 2013 г.

Она получала денежное вознаграждение за работу, которую не делала. Согласно материалам делам, за 15 лет, которые она числилась помощницей депутата, она получила из бюджета 613 тыс. евро.

В общей же сложности на Пенелопу Фийон их детей государство потратило около 1,156 млн евро.

Суд признал их виновными не только в растрате госсредств, но и предельно жестко раскритиковал за то, что они подорвали доверие граждан к политикам.

Впрочем из суда супруги не отправились за решетку, уйдя все еще свободными людьми, поскольку адвокаты уже обжаловали решение суда и надеются выиграть апелляцию.

Падение

Однопартийцы возмущены и опечалены. Парламентарии-“республиканцы” в интервью французским СМИ намекают на политическую подоплеку дела и неустанно нахваливают невозмутимого Франсуа (его визитная карточка как политика) и его карьеру.

Сложно тут не согласиться. Карьеру Фийон построил действительно неплохую – начал с работы помощником депутата, затем был местным законодателем, мэром и главой совета двух кантонов (Сабль-Сюр-Сарта и Пеи-де-ля-Луар), а на рубеже тысячелетий дорос до министерских портфелей.

В свое время Фийон занимал посты министра высшего образования и научных исследований, связи и информационных технологий; соцобеспечения и труда.

В 2007 г. из рук своего однопартийца – тогдашнего президента Николя Саркози – получил должность премьер-министра.

С Саркози же, и другими “республиканцами”, спустя 10 лет столкнулся в ходе президентской кампании. Что стало, с учетом последствий решения суда Парижа, пиком его политической карьеры.

В 2017 г. газета Le Canard Enchaine поставила на ней крест, опубликовав расследование о фиктивном трудоустройстве Пенелопы Фийон. Материал журналистов запустил процесс уголовного расследования.

“Пенелопагейт” похоронил планы Фийона выдвигаться на пост президента. Тогда он был на коне – выиграл праймериз “Республиканцев”, обойдя не только Саркози, но и вроде как фаворита гонки среди правых – Алена Жюппе.

И тут его сбросили с неба на землю – прямиком в объятия Фемиды. А триумф был так близок. Социалисты были слабы из-за “фланби” Франсуа Олланда (игра слов: фламби – пудинг с карамелью), а новичок Эмманюэль Макрон еще не набрал полную силу.

Один за всех и все за одного

Фийон еще до расследования активно поддерживал нормализацию отношений с Москвой. В том числе, обещал “сделать все, чтобы снять санкции в отношении России” в случае своей победы.

У Путина уже предвкушали это. Еще в ноябре 2016 г., когда Фийон выиграл праймериз в партии, рупор Кремля Дмитрий Песков напоминал о том, какой вообще Франция партнер России, какие у них “добрые отношения” и какие “добрые отношения” лично у Фийона и Путина.

Но вместе с президентскими амбициями экс-премьера “Пенелопагейт” похоронил и надежды Кремля на дружбу с Парижем и отмену европейских санкций.

По крайней мере, так казалось в тот период. Макрон, взбешенный работой россиян в соцсетях и в СМИ против него на выборах, был невероятно резок с Москвой. Его заявления были приятны уху Киева.

Впрочем, уже год спустя он заговорил о диалоге с РФ и о “мертвом мозге НАТО”.

Что ж, таков рок французской политической элиты – тянуться к Москве. Avec chaque parcelle de mon être, всеми фибрами души, так сказать.

Особенно это свойственно французским правым: Саркози, Фийону, Жюппе, Алену Жюйе, Доминику де Вильпену. Все они связаны между собой и имеют продолжительную историю взаимопомощи в восхождении на политический Олимп.

Жюппе, пусть и критиковавший Путина во время гонки 2016 г., тепло принимал того будучи мэром Бордо в 2003 г., посещал РФ ради выгодных контрактов в аграрном и инфраструктурном секторе.

Жюппе также помог карьерам нынешнего премьера и соратника Макрона Эдуара Филиппа, вместе с которым создал для Жака Ширака партию “Республиканцы”; а также де Вильпена (еще один сторонник диалога и “друг Кремля”), поспособствовав его сближению с покойным ныне Шираком.

Де Вильпен в свое время “обменивался” с Саркози постом главы МВД. Жюппе поддерживал Саркози в 2007 г. Фийон в свою очередь работал у Саркози в правительстве.

А экс-глава внешней и экономической разведки Ален Жюйе, в этом году ставший ведущим кремлевского телеканала RT, работал при Шираке и Саркози, а также в правительстве де Вильпена.

Прощай, Франсуа. Здравствуй, Маню

В общем, все они одним миром мазаны. И в том числе “русским”.

Как и еще одна верная подруга Кремля – лидер ксенофобского “Национального движения” (бывший “Национальный фронт”) Марин Ле Пен, с треском проигравшая не одни выборы.

Кстати, в контексте темы между ней и Фийоном просматривается параллель. И не одна.

Оба погорели на финансовых махинациях. Фийон трудоустроил жену, Ле Пен – двух помощников в Европарламент, которые также получали зарплату за красивые глаза.

Фийону грозит срок, Ле Пен лишили неприкосновенности 15 июня 2017 г. К слову, закат обоих пророссийских политиков, как видим, наступил в один и тот же год.

И об обоих Москва забыла. Даже более: Марин Ле Пен Кремль заставил вернуть 9,4 млн евро “кредита”, выданного в 2016 г. Первым чешско-российским банком.

Что же до Фийона, то в России на вердикт вообще никак не отреагировали.

А ведь он был таким “перспективным малым”. Еще и подрабатывал организатором встреч бизнесменов с президентом РФ.

Все та же Le Canard Enchaîné писала, что в 2015 г. его консалтинговая фирма 2F Conseil за 50 тыс. евро помогла лицезреть Путина во время Петербургского международного экономического форума ливанскому миллиардеру Фауду Махзуми и главе правления французской компании Total Патрику Пуянне.

Между прочим, в 2017 г., когда правоохранители уже взялись за Фийона, журналисты Le Canard Enchaîné, а также газеты Mediapart (также писала о сводничестве экс-премьера) и Le Journal du Dimanche пожаловались на угрозы жизни, которые поступают в их адрес.

Очень по-кремлевски.

Хотя, судя по всему, когда стало ясно, что на Франсуа Фийоне можно ставить крест, он перешел в разряд “отработанного материала” – и Москва к нему охладела.

Да и ни к чему Кремлю политик с камнем уголовного дела на шее и без доступа к власти, когда есть Эмманюэль Макрон, который намедни, 27 июня, заявил, что рвется в ближайшее время в Россию повидаться с Путиным.

Кейсы же Фийона и Ле Пен – это четкий сигнал апологетам дружбы с Кремлем как во Франции, так и во всей Европе. Включая Макрона.

Сигнал прост по своей сути: путинскому режиму не нужны друзья-неудачники. Каковы бы ни были их былые заслуги.

Можно было бы говорить и о том, что вся эти совместные с РФ гешефты в будущем могут привести к серьезным последствиям. Но пока французский бомонд ищет расположения российского самодержца, это представить сложно.

Владислав Гирман

Источник

# # # # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!