Украина-НАТО: что дальше?

“Альтернативные” варианты сближения Украины и успешнейшего в истории оборонного альянса достигли результата. Украина и НАТО остаются два “конвенционных” шага навстречу – ПДЧ (План действий по членству в НАТО) и приглашение к членству.

В 2016 году Украина получила от НАТО Комплексный пакет помощи – беспрецедентный для Альянса инструмент поддержки стран-нечленов по 40 направлениям. Именно этот пакет помог сдвинуть с места фундаментальную реформу сектора безопасности и обороны Украины, который:

1) позволил остановить на восточных и южных границах Украины агрессию путинской России против цивилизованного мира;

2) возродить оборонный потенциал нашего государства и создать одну из самых боеспособных армий в Европе.

И это не патетика, а выводы известных иностранных политиков и лучших мировых экспертов в военной области.

12 июня этого года после почти 6-летних переговоров НАТО таки приняло Украину в Программу расширенных возможностей для ближайших партнеров (ЕОР). Этот инструмент Альянса доступен только для тех стран-нечленов, имеющих соответствующие военные способности, которые соответствуют необходимым стандартам и имеют стратегическое значение для собственной безопасности союзников.

И действительно, посмотрим, кто участвует в ЕОР: Австралия – часть разведывательной инициативы под названием “5 глаз”, Иордания – форпост НАТО на Ближнем Востоке, Швеция и Финляндия, которые вместе с Норвегией являются ключевыми элементами северного фланга Альянса.

Получается что, присоединив к ЕОР Украины (а также Грузию), НАТО зафиксировала стратегическое значение этих двух стран для собственной безопасности и обороны на восточном фланге и в Азово-Черноморском регионе. Геополитический смысл этого решения Альянса трудно переоценить.

Практические возможности, которые открываются, также являются показательными: совместное планирование операций и учений, доступ к передовому опыту и приоритетной сертификации сил, возможность иметь свой национальный персонал в штаб-квартире и командных структуре НАТО, обмен разведданными. По сути, это почти союзнические права.

Учитывая то, насколько государственный механизм Украины за последние 6 лет уже овладел практиками и стандартами НАТО, выйти на должную динамику совместной с союзниками работы на указанных направлениях мы сможем примерно через 1-2 года. А что дальше?

После такого, по сути, официального признания союзниками Украины как элемента коллективной обороны НАТО на восточном фланге и в Азово-Черноморском регионе уже ничего не остается, как формализовать процесс получения нами членства в Альянсе. Имею в виду предоставление Украине Плана действий по членству в НАТО (ПДЧ).

И здесь надо понимать, что Украина де-факто уже находится в этом процессе с 2009 года, когда мы начали выполнять т.н. Годовые национальные программы по НАТО (ГНП). По решению Вашингтонского саммита Альянса 1999 года, на котором, собственно, и был образован механизм Плана действий относительно членства, Годовые национальные программы является практическим инструментом ПДЧ, который разрабатывается странами-аспирантами в процессе подготовки к членству и оценивается союзниками ежегодно. ГНП, которые выполняет Украина, охватывают также все критерии т.н. “Библии аспирантов” – Исследования по вопросам расширения НАТО 1995 года, на которое опираются союзники при принятии решения о возможности или целесообразности приглашения новых членов.

Следует признать, что долгие годы мы только учились разрабатывать ГНП. Наши “труды” регулярно выглядели как толстые “талмуды” бессистемных, механических действий, прикладное значение которых часто никто не мог понять не только в тактической или стратегической перспективе, а также в процессе выполнения.

И лишь в конце 2018 мы с помощью канадских друзей попытались изменить мировоззрение и разработать ГНП по новой логике “управления, ориентированного на результат”, то есть именно так, как это в свое время делали все страны-члены НАТО последних волн расширения. Процесс подготовки новой ГНП занял весь 2019 и часть 2020 – только недавно Президент Украины утвердил документ.

И все равно это вселяет оптимизм, ведь при должном исполнении новой ГНП, качественном составлении отчетности и сохранении такой тенденции хотя бы пару лет в украинской дипломатии добавится аргументов в переговорах с союзниками относительно временных рамок выполнения ими решения Бухарестского саммита НАТО 2008 года, на котором главы государств и правительств стран-членов признали заявку Украины на присоединение к ПДЧ и поручили министрам иностранных дел принять решение по существу.

Мы должны сделать для этого все возможное. Ради будущих поколений украинцев мы не можем снова допустить, чтобы корабль под названием “НАТО” пошел дальше без Украины как уже случалось в нашей новейшей истории.

Егор Божок, заместитель Министра иностранных дел

Источник

# # # # #

Только главные новости в нашем Telegram, Facebook и GoogleNews!