Сегодня Крым, Россия завтра?

28 января заместитель директора Евразийского центра при Атлантическом Совете Мелинда Харинг выступила на слушании в Комиссии США по безопасности и сотрудничеству в Европе [Хельсинская комиссия США] о ситуации с правами человека в оккупированном Крыму. Внизу мы прилагаем краткое изложение ее показаний.

Ситуация с правами человека в оккупированном Россией Крыму является острой и заслуживает слушания в качестве отдельного вопроса. То, что происходит в Крыму, имеет значимость, выходящую за рамки тяжелого положения двух миллионов людей, проживающих на полуострове. Москва отрабатывает в Крыму способы применения различных репрессивных и принудительных тактик в отношении меньшинств, воспринимаемых властью в качестве враждебных или сомнительных. Эти наработки могут быть применены в других местах в России, где проживает немалое количество национальных меньшинств. То, как правительство США отреагирует на продолжающиеся злоупотребления в Крыму, несомненно повлияет на расчеты Москвы по сопоставимым ситуациям в будущем.

Картина в Крыму мрачная. Не будет преувеличением сказать, что полуостров становится полицейским государством. Крым, бывший когда-то жемчужиной Черного моря и главным местом отдыха, отрезан от остального мира. Средства массовой информации контролируются правительством. Независимые средства массовой информации запрещены и были заблокированы на полуострове. Украинским журналистам и фотографам не разрешают посещать Крым, а журналистам-фрилансерам, проживающим в Крыму, предъявлены обвинения в причастности к терроризму за простое освещение событий.

По данным Human Rights Watch, свободная пресса, которая служит спасательным мостом между Крымом и остальным миром, находится в серьезной опасности. Тарасу Ибрагимову, одному из немногих независимых журналистов Крыма, недавно был запрещен въезд на полуостров по ложным обвинениям в том, что он представляет угрозу для государственной безопасности. Ему запретили въезд на 34 года. В чем же заключается его преступление? Он рассказал миру о широко распространенных нарушениях прав и насилиях со стороны оккупирующих властей в отношении меньшинств в Крыму.

Хорошая новость заключается в том, что правительство США быстро отреагировало и создало важный независимый источник информации. В течение трех месяцев после аннексии Крыма Россией в 2014 году украинская служба Радио «Свобода» запустила веб-сайт «Крым.Реалии», посвященный событиям на полуострове и выходящий на русском, украинском и крымско-татарском языках. Это самый популярный источник новостей по Крыму с приблизительно 2,4 миллионов посещений в месяц в 2019 году.

Вопрос религиозной свободы также является серьезной проблемой. Украинская православная церковь в Крыму запрещена, а крымских татар регулярно допрашивают после пятничных молитв.

Еще одна проблемная область – это права на образование и свободный выбор языка. Образовательные программы и учебники были переписаны, чтобы подчеркнуть, что Крым всегда являлся частью России и фактически был возвращен по праву. Кроме того, образование было русифицировано; занятия по украинскому и крымско-татарскому языкам были прекращены. Занятия по военной подготовке стали обязательными для студентов.

Оккупационные власти использовали политические преследования, чтобы вселить страх и заставить тех, кто не согласен с аннексией, бежать из полуострова. С 2014 года около 50 000 человек, в том числе более 25 000 крымских татар, покинули Крым.

Ситуация ухудшается. По данным Крымскотатарского ресурсного центра, с 2017 по 2019 годы количество арестованных по политическим мотивам увеличилось в девять раз. Сто крымских политзаключенных в настоящее время содержатся в российских тюрьмах и с 2014 года их не освобождают и не обменивают.

ФСБ делает все возможное, чтобы искоренить инакомыслие. По словам местных активистов, за последние шесть лет оккупации до 200 000 человек подверглись преследованиям, запугиванию или допросам. Российские власти используют различные тактики запугивания, чтобы создать атмосферу страха и показать, что сопротивление бесполезно. Тактики включают в том числе проникновение силовиков с автоматическим оружием в дома крымско-татарских активистов с 4 до 6 часов утра с тем, чтобы вселить страх спящим семьям.

Россия фактически превратила Крым в российскую военную базу. Базы Советского Союза на полуострове были восстановлены, и зенитные ракетные системы теперь перекрывают периметр Крыма. Кроме того, российское правительство могло разместить ядерное оружие в Крыму. В 2018 году независимый российский военный аналитик Павел Фельгенгауэр пришел к выводу, что Россия разместила ядерное оружие в Крыму из-за наличия ядерных систем доставки, хотя Москва не будет подтверждать или опровергать наличие ядерного оружия.

Возможно больше всего тревожат сообщения о том, что государство использует собственные службы безопасности для побуждения простых людей шпионить за своими соседями и семьями. Активисты говорят, что службы безопасности работают со школьными учителями, студентами, государственными служащими и другими административными платформами, чтобы побуждать людей сообщать о любых подозрительных нарушениях, включая частные комментарии. Эти отчеты используются в качестве основы для арестов и ложных обвинений. ФСБ также проводит мониторинг социальных сетей на предмет проукраинских настроений.

Российские власти предприняли шаги для того, чтобы Запад не увидел, как Крым скатывается в сторону полицейского государства. С 2014 года в Крыму ни разу не проводился международный мониторинг прав человека. Организация Объединенных Наций и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе уполномочены осуществлять мониторинг прав человека в Украине и в Крыму, но Кремль успешно воспрепятствовал, иногда под угрозой оружия, их въезду на полуостров.

Некоторые могут отмахнуться от судьбы двух миллионов жителей Крыма как от проблемы, волнующей исключительно специалистов и экспертов. Однако то, что происходит в Крыму, может не остаться только в Крыму. Москва использует Крым для проверки и совершенствования принудительных и репрессивных подходов к национальным меньшинствам, которые она считает сомнительными или враждебными. Эта авторитарная тактика может быть применена в любом другом месте. Это означает, что судьба Крымского полуострова – это не просто вопрос, который должен волновать только специалистов, а вопрос первостепенной важности для всех, кого волнуют права человека в России и за ее пределами.

Мелинда Харинг

Источник: Atlantic Council (США)

Только главные новости в нашем Telegram и Facebook!