Ливия – окно возможностей или капкан для Путина?

Президенты России и Турции готовятся к встрече в Стамбуле 8 января, на которой одной из главных тем будет будущее Ливии. После того, как турецкий парламент разрешил главе государства Реджепу Тайипу Эрдогану в одиночку решать, отправлять ли турецких солдат воевать на ливийской земле, Москва и Анкара оказались в шаге от военного столкновения. Ведь турецкий президент утверждает, что в Ливии воюет несколько тысяч россиян.

Триполи раздора

Ливийская национальная армия под командованием Халифы Хафтара заняла стратегически важный город-порт Сирт. В этих местах родился и погиб бывший ливийский диктатор Муаммар Каддафи. Продолжается и наступление ЛНА на столицу страны Триполи. При этом Хафтар, чьи войска контролируют лишь часть Ливии, в ответ на решение турецкого парламента объявил о “всеобщей мобилизации”, чтобы противостоять иностранному вторжению.

Парадокс в том, что самого Халифу Хафтара обвиняют в том, что он опирается на иностранную силу. Речь не только о том, что в его поддержку прямо высказываются Египет, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Главное, что пресса, а теперь и турецкий президент открыто говорят, что на стороне Ливийской национальной армии воюют бойцы частной военной компании “Вагнер”, которую в масс-медиа связывают с Евгением Пригожиным, старым знакомым Путина.

Анкара в этой новой ливийской войне решила поддержать противника Хафтара – Правительство национального согласия в Триполи, которым руководит Фаиз Сарадж.

Если Эрдоган свою угрозу выполнит, то эти силы не могут не столкнуться в боях за Триполи, которые сейчас уже идут. Какие варианты поведения в этом случае есть у Кремля?

Ливийский капкан?

Вариантов у Владимира Путина есть несколько, но практически все они выглядят не слишком удачными. Например, в случае массовой гибели россиян в Ливии Кремль может сделать вид, что их там вообще нет. Так уже было в Сирии с бойцами ЧВК “Вагнер”, нарвавшимися на неожиданный отпор со стороны американцев в районе сирийского города Дэйр-эз-Зора.

Эта тактика неизбежно уронит престиж России как международной военной силы. По крайней мере, на Ближнем и Среднем Востоке. После ликвидации американцами иранского генерала Сулеймани это будет означать для Кремля потерю части влияния. Ведь в условиях потенциального военного конфликта высоко влияние лишь тех, кто способен применять военную силу ради защиты своих интересов.

Второй вариант – вновь объявить о том, что Турция “ударила в спину”, как это было, когда турецкие ВВС сбили российский боевой самолет. Тогда что, надо снова запрещать ввоз турецких помидоров, а также туристические поездки россиян в эту страну? Придется также как-то объяснять, зачем Россия совсем недавно начала поставки Эрдогану новейших вооружений. Такая политика явно не будет выглядеть последовательной и продуманной, а значит снова ударит по престижу страны.

Наконец, Кремль может массировано применить силу против турок в Ливии. Но не оттолкнет ли это почти союзную Анкару назад в объятия США? Не приведет ли это к боевым столкновениям российских и турецких военных еще и в Сирии?

Поделить Ливию на двоих

Есть, впрочем, еще один вариант. Выдавить агентов влияния всех остальных иностранных держав и разделить Ливию на две зоны влияния. В Сирии, где Эрдоган и Путин примерно так и сделали, им приходилось еще учитывать интересы США и Ирана. Но сейчас обе страны заняты кризисом, возникшим после ликвидации американцами иранского генерала Сулеймани. Так что Ливию можно разорвать на двоих.

Конечно, если умерить взаимно свои аппетиты. Тогда два авторитарных правителя вполне могут договориться о будущем Ливии, использовав для этого новую напряженность на Ближнем Востоке, которая отвлекает от ливийского кризиса большинство других стран. Однако надо понимать, что в будущем это может оказаться вовсе не удачным приобретением, а новым капканом для России. Сейчас она скрывает свои интересы в ливийской войне, но проявив их слишком явно, рискует там завязнуть на долгие годы, как в Сирии, без реальной возможности уйти.

Но это в будущем. Пока же, по крайней мере, на фоне возможных минусов от военной конфронтации с Турцией, этот вариант выглядит как предпочтительный. Так что Путин с Эрдоганом на своей встрече в Стамбуле помимо обсуждения ситуации в сирийской провинции Идлиб и возможной американо-иранской войны вполне могут попытаться, пользуясь международной обстановкой, поделить Ливию. В последнее время этим авторитарным правителям неплохо удается договариваться. Из-за совпадения то ли интересов, то ли характеров, а может и того, и другого.

Автор: Иван Преображенский – кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW.

Источник

Только главные новости в нашем Telegram и Facebook!