Российские регионы безуспешно пытаются привлечь китайских инвесторов

Российские регионы учатся привлекать инвесторов из КНР, но пока далеки от понимания, как устроены китайское общество и бизнес. Многие созданные ими инструменты коммуникаций бесполезны или даже отпугивают потенциальных партнеров, пишет для издания “РБК” Александр Габуев, руководитель программы «Россия в АТР» Московского центра Карнеги.

Поворот России на Восток продолжается примерно лет пять, Китай стал крупнейшей страной — торговым партнером (товарооборот по итогам 2018 года превысил $108 млрд) и важнейшим источником въездного туризма (свыше 1,25 млн человек в прошлом году). Но если физическая инфраструктура, связывающая две страны, понемногу строится, — достаточно посмотреть на долгожданный автомобильный мост Благовещенск — Хэйхэ, то не менее важная инфраструктура для общения с китайскими компаниями, регионами и клиентами, отстает от реальных потребностей.

Уроки китайского

Это показывает недавний рейтинг, подготовленный российской коммуникационной компанией iMars, который оценивает способность регионов налаживать связи с китайскими партнерами. Рейтинг измеряет, как регионы используют доступные им инструменты для трансляции своей повестки китайцам: наличие сайтов на китайском языке и их качество; презентации инвестиционных возможностей для китайских инвесторов; участие в выставках и инвестдесантах, которые регионы организуют сами или по линии Российского экспортного центра (РЭЦ); наличие чиновников в экономическом блоке региональных администраций, которые говорили бы по-китайски; степень присутствия в китайских СМИ и блогосфере; наличие у региона регулярно обновляющегося аккаунта в социальной сети WeChat — главного канала для продвижения информации о себе в китайском сегменте интернета и т.д. Результаты исследования дают отличную пищу для размышления о том, как Россия строит отношения со своим крупнейшим соседом.

Во-первых, выяснилось, что многие регионы уже задействовали часть из этих инструментов: у кого-то есть сайты на китайском, у кого-то — китаисты в штате обладминистрации, а продвинутые московские чиновники даже завели аккаунт в WeChat для продвижения туристического рынка столицы. Вот только из ста возможных баллов, которые мог бы набрать регион, настроивший всю коммуникационную инфраструктуру, лидер рейтинга Приморский край набрал всего 54. Экватор в 50 баллов больше не пересек никто. Меньше всего российские регионы понимают важность присутствия в WeChat — главной коммуникационной платформе для всей китайской экономики, где 1,3 млрд китайцев общаются, расплачиваются, знакомятся и развлекаются.

Во-вторых, оказалось, что многие вроде бы созданные инструменты настроены так, что в лучшем случае бесполезны, а в худшем — отпугивают потенциальных партнеров. К первой категории относятся сайты на китайском, созданные пару лет назад и с тех пор не обновлявшиеся. Есть и материалы региональных администраций, написанные «традиционными» иероглифами, которые используются только на Тайване, в Гонконге и Макао, но не в материковом Китае — впечатления у читателя такие же, какие были бы у посетителя сайта на русском, где все тексты написаны с использованием церковнославянской графики. Гораздо больший ущерб приносят сайты, переведенные на китайский с помощью онлайн-переводчиков — некоторые перлы могут встать в один ряд с мемами вроде системы навигации в столичном парке «Зарядье», где «Красная площадь» была переведена как «копченая колбаса», а «Патриаршее подворье» — как «Дворец женоненавистников». Подобные тексты не только вызывают недоумение у китайцев, но и демонстрируют некомпетентность потенциальных российских партнеров, как, впрочем, и многие забавляющие нас вывески на русском, встречающие туристов на острове Хайнань или в российско-китайском пограничье.

Наконец, исследование показывает, что в очень немногих регионах понимают, как отправлять в Китай местных чиновников и бизнесменов, чтобы из этого был толк. В итоге многие поездки, которые регионы устраивают сами или с помощью РЭЦ, превращаются в VIP-туризм за деньги налогоплательщиков.

Гонка за деньгами

Понятно, что даже создание идеальной системы взаимодействия с Китаем еще не гарантирует, что в наш регион придут инвесторы или поедут туристы. Однако во многих случаях правильно выстроенная коммуникационная и экспертная поддержка помогает продать в Китай региональную продукцию, причем на конкурентных рынках. Например, как рассказывал на презентации рейтинга представитель занявшей второе место Новгородской области, наличие сайта на китайском, продуманное участие в выставках и привлечение экспертов, понимающих специфику работы с Китаем, помогло договориться об экспорте местного меда. И хотя эти контракты не так впечатляют, как многомиллиардные инвестиции в «Ямал СПГ», такие истории развеивают стереотип, что привлечь к себе китайские деньги могут только богатые сырьем районы России. Терпеливые регионы-отличники, которые объективно имеют шансы найти партнеров и при этом делают домашнее задание, с большей вероятностью добьются успеха, чем не желающие инвестировать в развитие этих компетенций.

Проблемы плохой экспертизы и неэффективного использования инструментов, которые создает федеральный центр, касаются не только работы с Китаем. Однако именно на этом направлении компетентность приобретает критическое значение — важность КНР как экономического партнера будет только расти в условиях слабого внутреннего роста и продолжающейся конфронтации с Западом. Настройка существующих и создание новых инструментов для работы с Китаем становятся насущными задачами госполитики, и здесь большую роль могут сыграть как правительство, так и институты развития. Полезными шагами стали бы экспресс-курсы по работе с КНР для региональных администраций и бизнеса, консультационная помощь для коммуникации с КНР, а также создание центра компетенций по сопровождению проектов с Китаем в российских регионах — в тех случаях, когда у местной администрации или у местного бизнеса нет ресурсов на развитие собственной экспертизы.

Такая работа поможет улучшить результаты регионов в гонке за китайскими деньгами, а всей стране — получить больше выгод при меньших рисках от работы с нашим крупнейшим соседом. Иначе алгоритмы взаимодействия будет определять Пекин — делегации китайских чиновников и дипломатов уже активно присматриваются к возможностям экономического проникновения на соседние территории. Китайские товарищи могут сами построить инфраструктуру взаимодействия — на выгодных для себя условиях.

Источник

Автор – Александр Габуев, руководитель программы «Россия в АТР» Московского центра Карнеги.

Только главные новости в нашем Telegram и Facebook!