The American Interest: У Германии есть «слепая зона», когда она смотрит в сторону России

«Исключить Россию – это плохой стратегический сигнал», – говорила канцлер Ангела Меркель, защищая проект «Северного потока-2» на Мюнхенской конференции безопасности в этом году.

Тому, кто наблюдал за ее выступлением из Берлина, было очевидно, что сомнительный проект на самом деле представляет собой переломный момент для безопасности Европы. На протяжении многих лет мир призывал Германию «нормализоваться». Наверное, ее позиция относительно российской «трубы» – это и есть так называемая «нормализация» по версии Берлина. Об этом на страницах The American Interest пишет консультант по евроатлантической безопасности и научный сотрудник Центра военной истории и социальной науки Вооруженных сил Германии Юлия-Сабина Джоя.

Автор напоминает, как в 2014 году немецкие лидеры дали коллективное обещание усилить лидерскую роль своей страны в безопасности Европы. Это был переломный момент и не только на словах. Канцлер Ангела Меркель добилась европейского консенсуса относительно агрессии России против Украины. Она успешно поддерживала этот консенсус. Однако, через пять лет после аннексии Крыма международный контекст радикально изменился. И само полотно западной политики оказалось под вопросом.

Германия добивалась сохранения санкций против России, столкнувшись с оппозицией со стороны некоторых стран-участниц ЕС, таких как Венгрия и Италия, а также с недовольными голосами Австрии, Кипра, Болгарии, Греции, Испании и Чехии. А тем временем, стратегическое сообщество в Берлине начало громче жаловаться на рост давления, которое оно испытывает со всех сторон: от республиканцев США, недовольных постоянным нежеланием Европы инвестировать деньги в собственную же безопасность, и со стороны западных европейцев, которых достало импульсивное поведение Белого дома.

«Проработав на протяжении последних шести месяцев только над немецкой политикой безопасности, я могу определить закономерность: Берлин, будучи неохотным лидером Европы, чувствует, что оказался посреди процесса переформатирования Трансатлантических отношений без четкой стратегии. Поэтому он, кажется, тактически подходит к каждой проблеме в сфере безопасности. Германия имеет амбиции усилить европейскую безопасность в контексте Евросоюза. Но ей нужно также найти способ сделать это так, чтобы это устроило всех: республиканцев, амбициозных французов, британцев с их Brexit и все больше недовольных центральных и восточных европейцев», – пишет автор.

На Мюнхенской конференции Меркель заявила: «Времена сегодня не хуже, чем в период Холодной войны, чтобы Россия не могла остаться партнером. Мы не хотим, чтобы она стала полностью зависимой от Китая. Это не в наших европейских интересах».

Джоя удивляется, кто такие «мы» в ее словах и какие такие «европейские интересы» она имела в виду. Потому что президенты Украины и Румынии, слушая Меркель, воздержались от аплодисментов. С их точки зрения, как и в глазах большинства стран Восточной Европы, Россия никакой не партнер, а главная угроза для безопасности. Этот угрожающий сосед неоднократно использовал газ в качестве политического оружия, перекрывая потоки топлива через Украину. «Северный поток-2» угрожает и без того шаткой ситуации в Украине и Польше.

После построения российского газопровода Киев и в меньшей степени Варшава получат меньше доходов от транзита, который также был их геополитическим рычагом влияния. В измерении более широких европейских интересов «Северный поток-2» тоже не имеет никакого смысла. Риска сокращения поставок газа в ближайшем будущем нет. Зато российская «труба» подрывает главную цель европейской энергетической политики, нацеленной добиться диверсификации поставок энергоносителей.

Упертость Берлина в вопросе «Северного потока-2» усложняет отношения Европы с США. Более того, скандальный случай показал Германию с непривычной стороны: она оказалась готовой пожертвовать безопасностью Европы ради национальных экономических интересов. Когда на протяжении многих лет трансатлантические союзники призывали Берлин «нормализоваться», они имели в виду, что его экономическая сила больше, чем лидерство в измерении европейской безопасности. Теперь партнеры увидели, что у Берлина есть большая «слепая зона», когда он смотрит на восток.

Ранее верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини призвала сохранить Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) и призвала Россию вернуться к выполнению договора.