Зачем Россия дезинформирует верующих и как с этим бороться?

Российские медиа дезинформируют верующих по поводу решения Кипрского синода по Православной Церкви Украины, которое состоялось 18 февраля.

Основанием для дезинформации стала трактовка решения Кипрского синода протоиереем Николаем Данилевичем, заместителем председателя отдела внешних церковных связей УПЦ МП. На своей странице в Facebook он заявил, что Кипрская Церковь якобы не готова и не собирается признавать ПЦУ в том статусе, в котором она есть сейчас и что причиной этому является “недействительность священнических и епископских рукоположений в ПЦУ и отсутствие церковного единства в Украине”.

На самом деле синод Кипрской церкви полностью поддержал стремление Украины к созданию Поместной церкви и отметили, что украинцы имели полное право просить Вселенский патриархат об автокефалии. О том, что Кипрская церковь поддерживает независимость ПЦУ также сообщили западные СМИ – «The Washington Post» и «Associated Press».

Представители Кипрской церкви раскритиковали действия РПЦ и ее агрессивные попытки вмешаться в дела ПЦУ. Они отметили, что архиереи РПЦ должны были посетить синод в Киеве и призвать к диалогу, но проигнорировали мероприятие. На Кипре отметили, что после таких действий Россия не имеет права вмешиваться в дела украинской церкви.

Политолог и специалист по информационным операциям Олег Саакян в комментарии GuildHall проанализировал цели, аудиторию, варианты развития и способы противодействия подобным операциям Кремля.

“Эта дезинформация направлена на русскоязычную среду, адептов «русского мира» с одной стороны, с другой – всех тех людей, которые просто получают информацию на русском языке. Для них данная российская интерпретация, которая не соответствует реальности, искажает ее в угоду российским интересам. И РФ здесь скорее пользуется тем, что греческий язык не многие знают, и большинство информационных агентств возьмут как первоисточник именно российскую информацию. И, к сожалению, это опять же ставит вопрос правдивости информационных источников с одной стороны, с другой – информационной гигиены, в частности, для медиа среды. Дезинформация призвана распространить собственное утверждение, собственный миф, и скорректировать информационное пространство в угоду «русскому миру»,  чтобы вновь показать очередную победу. Такая дезинформационная кампания направлена, с одной стороны, на борьбу против украинского имиджа, с другой стороны, она направлена ​​на спасение российской мифологемы, поскольку тема церкви для Российской Федерации и «русского мира» является краеугольным камнем и болевой точкой. Соответственно в этом случае для них очень важно, чтобы русскоязычная среда “не усомнилась» в его прочности”, – заявил эксперт.

“В дальнейшем следует ожидать продолжения этой генеральной линии на непризнание случившегося, конструирование собственной альтернативной реальности, под которую будут подгоняться факты, и в этом случае Россия опять же ухватилась исключительно за одно предложение относительно права для русских православных и выкрутила буквально из ничего собственную интерпретацию. То же будет происходить и в дальнейшем, но поле для маневра России уменьшается очень серьезно, судя по этой ситуации. Ведь с позиции Кипрской церкви вся преамбула построена на критике российской позиции и Российской Православной Церкви в Украине, то есть УПЦ МП, потому в этом тексте очень много однозначных вещей, которые сложно трактовать иначе”, – считает Олег Саакян.

Для противодействия подобным кампаниям эксперт предлагает Украине выстраивать собственные стратегические коммуникации и свой нарративный ряд для собственного поля а также работать на иностранную аудиторию.

“Во многом мы, имея возможности работать в том числе на русском языке, должны заместить для части русскоязычного пространства российские первоисточники, именно в русскоязычном сегменте информирования, то есть мы должны давать достаточно оперативно собственные русскоязычные интерпретации, которые выступали бы первоисточниками для других медиа. Как в этом случае, например, случилось с англоязычными СМИ, которые, очевидно, брали информацию не из русскоязычного информационного мировоззренческого пространства, а напрямую из греческого первоисточника. В таком случае мы должны стать вспомогательным инструментом для других стран, которые еще не до конца оценивают риски от Российской Федерации серьезно.

Стать условным переводчиком ситуации вокруг украино-российских отношений и российско-украинской войны на язык реальности, в том числе и на русском языке, а также должны работать на английском и других языках. Это опять же поднимает вопросы стратегических коммуникаций, четкого понимания собственных интересов и наличия четкой концепции, которая бы включала в себя различные сценарии и различные промежуточные тактические цели, которых бы мы достигали. Информационный фронт находится не в Украине, он находится в западных странах, в арабских странах, в Азии. Украина в этом случае является глубоким тылом российского влияния и мы должны вести классическую информационную партизанскую войну с одной стороны, внутри Украины и в Европейском пространстве, с другой – вести активную наступательную информационную войну на фронтах на линии соприкосновения сегодняшней РФ и цивилизованного мира”, – подытожил эксперт.