Киев стоит мессы: религиозный фактор в гибридной стратегии Кремля

Кремль пребывает в состоянии паники и невроза: Украина окончательно может исчезнуть из его орбиты влияния. Укрепление украинской идентичности в военном, языковом и духовном измерениях навсегда освободит украинцев от российских пут. Одна из последних надежд путинского режима – стать «защитником веры» путем кровавого разыгрывания религиозной карты в ходе предвыборной кампании 2019 года.

Духовное освобождение, как ключ к окончательной деколонизации Украины

Прошло уже 27 лет, как Украина получила статус независимого государства, возродившись после распада Советского Союза. Указанный геополитический проект был особой, созданной большевиками во главе с Владимиром Лениным, формой существования Российской империи, погибшей в дни февральской революции 1917 года.

Более 100 лет назад, в момент крушения династии Романовых, украинцы получили шанс на обретение собственной государственности. Но тогда украинские элиты не смогли консолидироваться и выступить единым фронтом против красной заразы. Итог этой катастрофы хорошо известен: реинкорпорация украинцев в «союзный проект» обошлась десятками миллионов утраченных жизней, которые забрал молох российско-украинских войн, три голодомора, и ужасные волны сталинских репрессий.

Более 70 лет ушло на то, чтобы вызрели условия для возрождения украинского суверенитета. Но последующие события показали, что во многом независимость Украины была ненастоящей. Бывший имперский центр в лице территориально урезанной Российской Федерации не хотел сдавать своих позиций, и применял широчайший арсенал инструментов для сохранения контроля над украинцами. Политическая сфера Украины долгое время была насыщена москвофильскими политсилами, к примеру, запрещенная КПУ вообще ратовала едва ли не за распад страны путем ее «федерализации» и полного отказа от независимости в пользу союза с РФ.

Экономика и торговля страны были привязаны к России, особенно, если говорить о газовом бизнесе, что делало страну уязвимой перед лицом бесконечного российского шантажа. Внешняя политика замыкалась на закреплении Киева в упряжке стран, вошедших в постимперский аморфный альянс – СНГ, который должен был трансформироваться в Таможенный Союз по образцу ЕС. Информационная, духовная и культурная сферы, также были ориентированы на распространение идеологем, выгодных наследникам пресловутого «Третьего Рима» и «русского мира».

Тем не менее, украинцы в своей массе осознавали чужеродность и ущербность ассиметричных связей, навязанных «старшей сестрой», которая скорее мнила себя доминирующей хозяйкой над Украиной. Прямыми доказательствами подлинных стремлений украинского народа стали две революции 2004 и 2013-2014 гг., подчеркнувшие формирование нового комплекса ценностей, определяющего подлинную идентичность украинской нации. Обе революции были восстанием против указующей и авторитарной роли Москвы, ненавидящей все украинское и всячески вытаптывающей любые ростки свободной от колониальных зависимостей европейской нации.

Насколько далеко готова пойти Москва для удержания Украины под своим контролем говорит масштабность российской агрессии. Буквально с первых дней Евромайдана российские спецслужбы начали осуществлять план по расчленению Украины и пошаговому захвату территории страны. При этом стратегии Москвы для разных украинских регионов были разными: Крымский полуостров был незаконно аннексирован и включен в состав РФ, а на территории Донбасса была развязана мятеже-война, приведшая к тотальной деградации частей Донецкой и Луганской областей, подконтрольных террористическим организациям «ДНР» и «ЛНР».

В невероятно сложных условиях гибридной агрессии России, украинское руководство не только смогло удержать ситуацию под контролем, но и начать реализовывать комплекс мер по консолидации украинской нации, и включению ее пространство передовых стран Евроатлантического пространства.

Невзирая на скепсис и апатию, провоцируемую российскими агентами влияния в Украине, страна уверенно встала на путь укрепления собственной уникальной идентичности. Тремя компонентами, на которых строится фундамент новой Украины, стали вооруженные силы, расширение сферы использования и всемерная защита украинского языка, а также обретение собственной поместной церкви. В сухом остатке мы видим, что, по данным престижного рейтинга Global Firepower-2018, Украинские Вооруженные силы оказались в списке топ-10 по силе на Европейском континенте, а по боевому опыту ВСУ просто нет равных.

Новый языковой закон, наконец, обеспечил надлежащую защиту украинского языка, как государственного, и продемонстрировал, какую высокую ценность язык играет во всех сферах функционирования украинского общества. Без уважения и сохранения украинского языка будущее Украины попросту невозможно.

Наконец, без преувеличения событием мирового масштаба стало обретение украинцами своей собственной поместной церкви. Это стало возможным благодаря системным и энергичным усилиям, которые осуществляются президентом Украины Петром Порошенко. Украинский лидер прекрасно осознает, что государство и церковь отделены друг от друга, в тоже время, только по инициативе высшего руководства страны стало возможным инициирование процесса предоставления Украине Томоса об автокефалии. Данное обращение было подкреплено также прошениями украинских православных церквей УПЦ КП и УАПЦ.

В итоге, в декабре 2018 года состоялся Поместный объединительный собор, который стал отправной точкой появления Православной церкви Украины (ПЦУ). Ее предстоятелем был избран митрополит Киевский и всея Украины Епифаний (Думенко). Апогеем движения по созданию поместной церкви стало предоставление 6 января 2019 года Вселенским патриархом Варфоломеем Томоса об автокефалии.

Документ признает каноничность автокефальной и самоуправляемой ПЦУ в границах политически сформированного и абсолютно независимого государства Украина. Это действительно «вторая Декларация независимости Украины». Томос призывает другие поместные православные церкви признать ПЦУ и упоминать ее в качестве «Святейшей Церкви Украины». Также Томос признает Митрополита Киевского и всея Украины каноническим ее предстоятелем и первым в делах ПЦУ, и через него украинская поместная церковь будет принимать участие в межправославных совещаниях.

3 февраля 2019 года состоялась интронизация митрополита Епифания на пост предстоятеля ПЦУ. В этом контексте следует упомянуть, что митрополит Епифаний не раз подчеркивал, что ПЦУ выступает против насилия и разжигания вражды, она открыта к диалогу; никакого «захвата Лавры» не может быть, а разговоры о «захвате» имеют целью сеять напряжение в обществе.

Церковь придерживается библейской позиции. Также Церковь не вмешивается в политический процесс и не указывает своим верным, каких кандидатов или партии следует поддерживать. Одним словом, это абсолютно здравая и конструктивная позиция, но она совершенно не резонирует с позицией российских недругов Украины, которые стремятся разыграть религиозную карту для дестабилизации политической ситуации в стране. На использовании религиозного фактора в гибридной стратегии Кремля стоит остановиться детальнее.

На всех парах к путинской операции «Защитник веры»

Если предстоятель ПЦУ и высшее руководство Украины рассматривают автокефальную церковь как способ утверждения независимости страны, но абсолютно не стремятся к каким-либо захватам храмов и другого имущества, то в Москве стремятся максимально политизировать вопрос и превратить его в источник расшатывания украинской внутренней социально-политической ситуации.

Это очень четко вписывается в стратегию путинского режима по использованию гибридных методов ведения войны против Украины, в частности, путем создания соответствующих политических электоральных плацдармов для пророссийских кандидатов во время избирательного цикла 2019 года.

В Москве украинские выборы рассматриваются в качестве инструмента закабаления украинского народа, а значит, будут использоваться всеобъемлющие и самые грязные технологии манипулирования и давления.

Пока кремлевские шакалы информационной войны разрываются от месседжей про политизацию православия в Украине, их собственный лидер совершает, что называется, окормительную миссию к патриарху РПЦ Кириллу, чтобы заполучить вожделенную поддержку церкви.

Современная Россия до сих пор живет идентичностью, что сводится к «уваровской триаде», изложенной в далеком 1833 году. Речь идет о том, что начал, без коих Россия не может благоденствовать, усиливаться, жить — имеем мы три главных: 1) православная Вера; 2) самодержавие; 3) народность.

Именно так и есть: российская самодержавная неоимперия президента-монарха Путина испытывает большой дефицит поддержки со стороны народа, т. к. русские массово вымирают. Чтобы как-то удержать ситуацию, путинцам крайне необходима экспансия их православной церкви, чтобы удерживать в путах русского мира как можно больше людей славянского происхождения. Это, прежде всего, украинцы, без которых Россия перестанет быть не только значимой православной страной, а более того, станет типичной азиатской деспотией.

Чтобы удержаться при власти Путин, вопреки Конституции РФ, разыгрывает партию союза государства и церкви, и он давно внедряет клерикализацию сознания россиян, наравне с антизападничеством, антиукраинской риторикой и идей милитаризации страны.

В этом контексте важно отметить, что 31 января Путин посетил Государственный Кремлевский дворец, где состоялись мероприятия, посвященные 10‑летию Поместного собора Русской православной церкви и интронизации патриарха Кирилла.

В своем выступлении кремлевский обитатель основной акцент сделал на украинской проблематике, как бы укоряя патриарху Кириллу за его провалы и утрату огромнейшего куска подконтрольной Кремлю сферы влияния, а также денежных потоков соответственно. «Русский мир» тает буквально на глазах, а, как известно, эта заготовка вышла из кабинетов близких именно к патриарху Кириллу, и была взята путинцами на вооружение для того, чтобы фактически аннексировать Крым и развязать войну на Донбассе.

Если первым «обломом» для Кремля стал неожиданно решительный отпор украинского народа, не желающего получить никаких «Новороссий» на своей земле, а также формирование украинской армии, которая остановила продвижение банд наемников и регулярной армии «русского мира», то вторым стало создание ПЦУ и освобождение украинских православных из-под юрисдикции московских священников с погонами КГБ-ФСБ под рясами.

Этот факт вызывает у Путина ярость, и не зря он с горечью отметил: «Братские межцерковные связи исторически объединяли, сближали народы, служили развитию равноправных отношений России со многими зарубежными странами. Но, к сожалению, мы видим и другие примеры, когда спекуляции, политиканство, паразитирование на вопросах религиозной жизни ведут к разобщению людей, провоцируют злобу и нетерпимость».

Именно такой проект, не имеющий отношения к вере, а насквозь фальшивый, завязанный на борьбу за власть, реализуется сегодня в Украине. По сути, происходит грубое вмешательство в церковную жизнь. Его инициаторы словно учились у безбожников прошлого века. Также удивляет тот момент, что Путин так ратует за церковные дела, ведь он как бы декларировал свою невовлеченность в церковные дела, тем более в чужой суверенной стране.

В тоже время, если наложить выступление президента РФ на их политику по отношению к Украине, то все становится на свои места. Теперь ясно, что цели Москвы — это разобщить украинцев, провоцировать злобу и нетерпимость. Но этого достичь россиянам пока никак не получается: в поликонфессионной, плюралистической и демократической Украине правительство принимает все усилия, чтобы защитить права представителей всех религий.

Действительно, наметился переход парафий т.н. «УПЦ МП» под крыло ПЦУ: только за время от Объединительного Собора 15 декабря 2018 года до интронизации Епифания 3 февраля 2019 года о переходе заявили 140 церковных общин. Это не удивительно, ведь по данным исследования Центра Разумкова, в 2018 году лишь 12,8% украинских православных относили себя к т.н. «УПЦ МП», и представителей УПЦ КП было численно больше во всех регионах Украины, кроме восточных областей. Но при переходе общин никаких значимых конфликтов не отмечается, что очень злит россиян, которые спят и видят, как бы организовать новую Варфоломеевскую ночь на украинской территории.

Из речи Путина следует, что он рассматривает процесс создания ПЦУ и получения ею Томоса об автокефалии как источник огромных вызовов для региональных и глобальных интересов РФ. Именно по этой причине он просто проклинает Константинопольский патриархат, с которым РПЦ прекратила евхаристическое общение, ведь с появлением ПЦУ Москва уже никакой не центр мирового православия, а значит, теряются рычаги контроля над Украиной через каналы УПЦ МП.

Очевидно, что Москва попытается «изолировать» главу Вселенского Патриархата от остального православного мира в надежде, что тот пойдет на уступки и откажется от дальнейшей поддержки объединения православия в Украине. В этом контексте стоит отметить, что авторитет и исключительная роль Вселенского Патриархата во всемирном православии сомнению не подлежит, но только не для российского политического бомонда, пораженного манией величия и потерявшего связь с действительностью.

Кроме изоляции Вселенского патриарха, Россия, чтобы подорвать ПЦУ, будет прилагать максимум усилий с целью устранения от власти действующего высшего руководства Украины, в частности президента П.Порошенко. Он также, как и Вселенский патриарх Варфоломей, рассматривается россиянами ужаснейшим врагом «русского мира», и потому должен быть устранен любыми средствами. Только после этого у РФ появится надежда на стремительную маргинализацию ПЦУ.

В сложившейся кризисной ситуации Москва как раз средств то и не выбирает. И Путин дает прямой намек на то, как он будет действовать дальше по отношению к Украине и ПЦУ: «Хочу вновь подчеркнуть: государство, власти России, считают абсолютно недопустимым любое вмешательство в церковные дела. Мы уважали, и будем уважать независимость церковной жизни, тем более в соседней суверенной стране. Тем не менее, оставляем за собой право реагировать и делать все для защиты прав человека, в том числе и на свободу вероисповедания».

Озвученный тезис – это не что иное, как подготовка российской интервенции против Украины под прикрытием защиты прав православных единоверцев. Что-то вроде военной операции под названием «Защитник веры». Такой надуманный предлог для вмешательства очень нужен РФ, ведь их концепция «защиты русскоязычного населения» потерпела полнейший крах, и сейчас вызывает лишь ярость и гнев обманутых жителей Донбасса и Крыма.

Путин все еще лелеет надежды на то, что он еще может как-то остановить уже начавшийся закат т.н. «УПЦ МП», как филиала РПЦ в Украине. И здесь следует упомянуть обстоятельство, вынуждающее воспринять слова хозяина Кремля всерьез.

24 января командующий Операции Объединенных сил Сергей Наев заявил, что Россия втрое усилила разведку на Донбассе. Из этого можно сделать вывод, что Россия готовится к полномасштабному наступлению на Украину. По данным разведки, имеются ключевые признаки того, что Россия готовит полномасштабную агрессию против Украины с применением авиации.

При этом вероятность нападения российских войск начала расти после ноябрьского инцидента в Керченском проливе, когда российские корабли атаковали украинских судна, которые законно направлялись из Черного моря в Азовское. Агрессия России в Черном море является частью ее плана для того, чтобы взять под контроль все побережье Азовского моря и расширить зону присутствия РФ в западном направлении, через Мариуполь и в оккупированный Крым.

Чтобы запустить в действие план по «защите православных», россиянам не хватает одной очень важной детали: подходящего и правдоподобного повода для широкомасштабного вторжения. И они, безусловно, работают над решением этой задачи.

По ком прозвенит колокол или Путин помоги 2.0

Подходы российских спецслужб для разыгрывания церковной карты в гибридной войне можно свести к следующим моментам. Во-первых, это информационно-пропагандистская компания относительно политизированности и неканоничности ПЦУ и ее полнейшей зависимости от Константинополя. Здесь уже все идет полных ходом: из росСМИ и их клиентел в Украине льется беспрерывный поток брани в адрес Вселенского патриарха, предстоятеля ПЦУ Епифания и украинского президента.

Также россияне всем силами хотят не допустить перерегистрации т.н. «УПЦ МП» в «Российскую церковь в Украине», ведь под таким честным брендом она сразу же растеряет всех своих прихожан. Они попросту не захотят на символическом уровне ассоциировать себя со страной-агрессором, а себя ощущать духовными коллаборантами в Украине.

Следующим направлением дестабилизации в Москве видят вопрос «захвата храмов». Ставка делается на то, что начнется массированный и, по возможности, кровавый отъем приходов у священников т.н. «УПЦ МП», которые станут изгоями и мучениками. Но пока что о своих «страданиях от произвола» заявляют лишь единичные священники московской церкви, пытающиеся сорвать решения местных церковных общин о переходе вместе с храмами в ПЦУ.

В целом нужной картинки не выходит, а Путину и Кириллу нужны такие «захваты храмов», которые сопровождались бы массовыми кровавыми столкновениями с большим количеством жертв. В целом все очень локально, а кремлевцев интересует Киев. Если уж затевать полномасштабную войну, то – именно ради Киева. Конечно, это будет сделать легче, если украинцы будут бояться.

Здесь особое внимание необходимо уделить Киево-Печерской лавре, на которую в Москве особые виды. Как известно, в 2010 году даже звучала идея создания на ее территории нечто подобного на «православный Ватикан». Объект имеет высочайшее сакральное значение для вселенского православия и имеет широкую известность в мире. Лавра – вот тот объект, на котором сфокусированы чаяния Путина и Кирилла. Можно предположить, что уже есть подготовленные «группы захвата», которые в нужный момент будут профинансированы и проинструктированы. Также, как есть и священники-провокаторы, «Гапоны ХХІ века», которые посчитают богоугодным делом привести для защиты лавры несколько тысяч фанатиков РПЦ и подставить их под атаку, чтобы получилась картинка, нужная Кремлю.

Не зря патриарх Кирилл уже поделился с журналистами надеждой, что скоро в Украине все изменится. «Я надеюсь на то, что Господь сподобит меня еще на то, чтобы посетить Украину. Политическая и ситуация, и конъюнктура — это такие скоропреходящие явления. Сегодня – одни политические силы, потом – другие… У меня сохраняется надежда, что я смогу помолиться в Киево-Печерской лавре, встретиться со своим верующим народом, с епископатом Украинской церкви, который сегодня героически отстаивает каноническое православие» – заявил главарь РПЦ.

Украинские спецслужбы, безусловно, прорабатывают все риски, в том числе и этот, с целью предотвращения негативного сценария. Проблема в том, что в роли «штурмовых групп» могут выступить не только какие-нибудь киевские радикальные группировки, ведь украинская структура РПЦ — это организация, которая вполне может располагать оружием, взрывчаткой и прочими средствами для терактов, завезенными по церковным каналам через оккупированный Россией Донбасс.

Как известно, Кирилл последний раз посещал Киев еще в 2013 году вместе с Путиным для празднования 1025-летия Крещения Руси. С тех пор он не совался на украинскую территорию, и даже в Крым. Вероятно, если исходить из озвученного выше заявления Кирилла, в Кремле ему могут доверить миссию VIP-провокатора на наших выборах, отправив в Украину. Таким образом, он смоет перед Путиным позор провалов на украинском направлении.

Данный сценарий вполне вероятен, исходя из гибридной специфики всей политики Кремля, который кровно заинтересован в мобилизации разношерстного пророссийского электората. Это во многом лица, которые пережили целую серию травматичных разочарований: крах «русской весны»; ликвидация полевых командиров и народных выдвиженцев во власть в т.н. «ЛДНР»; блокирование российских каналов и части сайтов в интернете; создание ПЦУ, обретение ею Томоса об автокефалии и переход под ее крыло приходов т.н. «УПЦ МП»; раскол в рядах «Оппоблока», лишивший их шансов на пристойный результат на выборах 2019 года.

На счет отдельных представителей «Оппозиционного блока», то по отношению к ним у Москвы могут быть свои иезуитские планы. Речь может идти о принесении сакральной жертвы, чтобы получить яркую картинку для старта решительных действий российской армии в Украине. Под профиль подобного жертвоприношения очень хорошо подходит народный депутат от «Оппоблока» Вадим Новинский. Он имеет очень большую медийную привязку к теме защиты интересов т.н. «УПЦ МП» в Украине, и постоянно фигурировал в контексте борьбы против предоставления автокефалии ПЦУ.

На днях он вместе с предстоятелем т.н. «УПЦ МП», митрополитом Онуфрием, принял участие в торжествах по случаю десятилетия интронизации патриарха Московского и всея Руси Кирилла. А 1 февраля одиозный политик вернулся с Онуфрием на личном самолете в аэропорт «Киев» (Жуляны).

Жертва в лице Новинского дала бы просто шикарный повод для последующего масштабного вмешательства РФ под лозунгами «Путин помоги! Православный люд бьют». Есть даже вероятность, что Новинского посмертно канонизируют под именем «Вадима Новороссийского», но его это, вероятно, уже порадует мало. Привыкший к роскошной жизни олигарх вряд ли спешит на встречу с Всевышним, которому так показательно молится в храмах т.н. «УПЦ МП».

Если Новинский осознает, в какой капкан он попал, то он может попросту внезапно исчезнуть из публичной плоскости. Не мудрено, своя жизнь ему куда дороже, чем торжество православия или реанимация российского всемогущества. За «русский мир» пусть свою кровь льют рядовые холопы, в конце концов, не олигархическое это дело.

Но тут уже как карта ляжет, ведь если кремлевские кураторы Новинского твердо решили, что «Киев стоит мессы», то тут остановить их перед соблазном годной провокации будет крайне непросто. Хорошо, если с целью самосохранения адепты Путина уже сейчас осознают те безрадостные роли, которые им отвели в битве российской неоимперии за контроль над независимой и свободолюбивой Украиной.

Автор – Секция «Дельта» группа Информационное Сопротивление

Источник

Только главные новости в нашем Telegram и Facebook!