Как разжимали “бронетанковый кулак” Украины

После распада СССР Украина получила из состава военных округов Советской армии около 6000 танков и 6500 единиц бронированных машин (БМП-1,2, БТР-60, 70, 80, МТЛБ и др.) и большое количество (не менее 700) предприятий оборонного комплекса, способных производить практически любые образцы вооружения и военной техники (ВиВТ). “Military Balance”, ежегодный отчет Международного института стратегических исследований (IISS) подсчитал, что в 2013 году в боеспособном состоянии находились 1110 украинских танков, а в 2016-м — 788. К сожалению, политика сокращения ВС Украины на фоне политических “капризов” руководства Украины – от нейтрального/внеблокового статуса до курса на вступление в НАТО, привела обороноспособность страны и её оборонный комплекс к катастрофическим последствиям.

“Тотальная распродажа” и отчуждение ВиВТ велись при всех министрах обороны. Техника по коррупционным схемам за копейки отчуждалась,  переправлялась за рубеж, иногда даже по цене металлолома, средства из государственных оборонных заказов разворовывались чиновниками всех структур (с 2000г. это явление стало массово-хроническим – органы исполнительной власти принимали решения, разрешающие продавать вооружение внутренним потребителям — спецэкспортерам). По данным Государственной службы экспортного контроля (в период с 1992 по 2012 гг.) было продано за рубеж 1412 танков. По оценке, же Стокгольмского института проблем мира и безопасности (SIPRI), с 1995 по 2015 год Украина отправила на экспорт 778 единиц (только Т-72) различных модификаций советского производства. По данным SIPRI, –  в 2016 году Украина продала ВиВТ на $528 млн, а за 2006—2016 годы — на $8,5 млрд. А ведь не все цифры попали в международные отчеты и справочники, – на сегодняшний день, согласно рейтингу Global Firepower, по количеству танков, Украина занимает 11-е место в мире, имея на вооружении около 2500 единиц.

Предел снижения расчётной потребности ВС в “бронетанковом кулаке” был перейден в период руководства А. Гриценко. При нём из состава ВС было выведено 698 ед. Т-72, из них реализовано 198 ед. – по средней цене в 200 тыс. грн. (на международном рынке, цена составляла 2,8 млн. грн.). В строю оставалось 425 ед. Т-72. На начало 2006 года задолженность 39 предприятий Минобороны, составила более 338 млн. грн. В 2007г. выросла почти до 515 млн. грн. Несмотря на существующий, но “угасающий” потенциал, украинские предприятия продолжали оставаться главной ремонтной базой советской техники. Из-за жадности и воровства чиновников к началу военных действий на Донбассе Украина оказалась неготовой – в строю числилось около 690 танков и 2000 боевых машин. Можно себе представить процесс отчуждения, продажи и списания бронетехники!  За все прошедшее время этот процесс, а также вырученные от него деньги, так и не привели к закупкам современных образцов вместо старых советских (кому-то даже пришло в голову получить для ВСУ от Великобритании 75 “асфальто-паркетных”, городских полицейских БТР “Сэксон”!, хотя уже имелись БТР-4 (2006 г.) и БТР-3, как модернизации  БТР-80), а также к вложению денег в развитие собственного украинского производства. По словам  главы парламентского комитета по вопросам обороны С. Пашинского (октябрь 2016 года), сказанными через 2,5 года после начала боевых действий: “У нас нет никакого потенциала. Весь наш потенциал заключался в следующем: берёшь у Минобороны танк Т-72 или Т-64 по цене металлолома, заводишь его на бронетанковом заводе, ремонтируешь и продаёшь за $400 тыс. Мы входили в десятку крупнейших экспортёров мира лишь благодаря “тотальной распродаже имущества, которое получили в наследство от Советского Союза“.

О сохранении и дальнейшем развитии ВПК Украины вспомнили летом 2014 г., когда АТО на Донбассе превратилась в отражение внешней агрессии. Но, к сожалению, последствия десятилетий отчуждений военного имущества, шальных денег и повсеместной коррупции, утерянное время и ресурсы, делают веру в процесс возрождения “несбыточной”. Поэтому, в целом, ожидать коренных изменений в бронетанковой отрасли ВПК не приходится – сегодняшнее государственное финансирование не сможет “поднять с колен” оборонную промышленность, а отсутствие крупных внутренних заказов не позволит наладить и экспорт (вряд ли кто-то за рубежом будет закупать образцы, не стоящие на вооружении ВСУ). Круг замкнулся… К тому же, внутренняя закупка новых образцов увеличит и расходы ВСУ на топливо, запчасти, обслуживание и др. Вряд ли, в условиях распределения нынешнего бюджета МО может себе это позволить.

«У нас появится выбор: или один «Оплот», или десять глубоко модернизированных и капитально отремонтированных Т-64 или Т-80. Причём «Оплот» строится минимум 18 месяцев, а цикл глубокой модернизации Т-80 составляет 2,5 месяца», — заявил Президент П. Порошенко… Но нельзя же,  до бесконечности модернизировать и ремонтировать… Т.е. все остаётся по-прежнему. Пока не изменится отношение политиков и они не перестанут жить вчерашним и сегодняшним днем, не думая о завтрашнем, ничего в стране не изменится, равно как и в отечественной “оборонке” и вместо “Оплотов” мы будем воевать на “глубоко модернизированных”, “надежных” и “не имеющих аналогов” в негативном понимании этой фразы, советских образцах. Время не остановилось, оно безнадёжно уходит.

Полковник Дмитрий Соболев, экс-сотрудник Главного управления разведки Украины, специально для Guildhall.