Шпионский скандал в Тайване как признак растущего недоверия Пекина к Тайбэю

Утверждения Пекина о том, что спецслужбы Тайбэя шантажировали студентов с материка в тайваньских университетах, чтобы шпионить в пользу самоуправляемого острова, отражают все ухудшающиеся отношения между двумя сторонами, пишет South China Morning Post.

На прошлой неделе государственные СМИ на материковой части Китая сообщили, что власти с 2011 года изъяли более 100 дел о шпионаже в Тайване — самоуправляемом острове, в том числе несколько из них, предположительно, из университетских городков.

Дело приобрело большую огласку 15 сентября, когда Центральное телевидение Китая уделило основное внимание трем случаям предполагаемого шпионажа. В отчете указаны подозреваемые и подробно описаны их операции.

«Учащиеся материка на Тайване находятся далеко от дома и поэтому испытывают сильное желание подружиться. Тайваньские агенты разведки использовали это», — говорится в докладе.

Связи Пекина с Тайбэем довольно напряжены, поскольку президентом острова в 2016 году была избрана представитель Демократической прогрессивной партии Цай Ин-вэнь (склоняется к идее независимости), и эта напряженность, возможно, стала катализатором заявлений материка о шпионаже.

Но шпионы — как реальные, так и воображаемые — существовали со времен официального разделения правительств сторон в 1949 году.

Присутствие агентурной разведки в армии континентального Китая было выявлено в 1996 году, когда правительство Тайваня возглавлялось Ли Дэнхуеем из Гоминьдана, в настоящий момент — главной оппозиционной партии острова.

После того, как войска материкового Китая выпустили ракеты вблизи Тайваня, министерство обороны острова опубликовало заявление, что боеголовки были деактивированы, чтобы успокоить граждан. Следовательно, тайваньские чиновники оперировали фактами, предоставленными засланной агентурой в Народно-освободительной армии Китая, так как информация была строго засекречена.

В Пекине было проведено высокопоставленное расследование, и два военнослужащих были идентифицированы как шпионы и казнены. Офицеры считаются героями в Тайване.

Но наказание за шпионаж не всегда было столь серьезным. В ноябре 2015 года обе стороны обменялись захваченными шпионами после встречи между президентом Китая Си Цзиньпин и президентом Тайваня Ма Инцзю.

Несмотря на колебания в отношениях между Пекином и Тайбэем, удивляет огромный резонанс, который получило дело о шпионаже на этой неделе, считает Линь Чон-Пин, бывший тайваньский заместитель министра обороны.

«В прошлом, когда случались подобные случаи, о них мало кто знал. Редко были обнародованы полные имена [обвиняемых].»

«На этот раз Пекин пытается пристыдить Тайбэй. Что-то вроде предупреждения для тех, кто находится у власти в Тайване ».

Шесть специалистов в делах касательно Тайваня с материкового Китая отказались комментировать этот вопрос, когда на них вышли журналисты из «South China Morning Post». Один из них сказал, что дело «слишком деликатно».

Лю Гошен, директор Тайваньского научно-исследовательского института в Университете Сямыня, сказал, что неясно, почему Пекин предпочел быть настолько «громким» в освещении событий о последних обвинениях в шпионаже, но отметил, что это стало признаком непростых отношений между двумя сторонами.

«Правящая партия [Тайваня] и материк не имеют оснований для взаимного доверия. Очевидно, что они ведут противоречивую политику », — сказал он.

Что еще более важно, Пекин, кажется, не заинтересован в поэтапном решении этой проблемы, сказал Лю, и скорее хочет «ускорить процесс».

«Это сообщение очень ясно», — сказал он.

Пекин продолжает непрерывно концентрировать свои усилия на изоляции Тайваня на мировой арене с момента прихода к власти Цай Ин-вэнь. В прошлом месяце Сальвадор стал шестым государством во время президентства Цай, разорвавшим дипломатические отношения с островом.

Пекин также активизировал свои военные учения возле Тайваня, а в июле оказал давление на 44 международных авиалинии, чтобы удалить любые ссылки на остров в качестве отдельной страны со своих веб-сайтов.

Эдвард Чен Ихсин, профессор политологии в Университете китайской культуры в Тайбэе, сказал, что отношения между двумя сторонами ухудшились до такой степени, что Пекин теперь открыто демонстрирует характер враждебности в отношении Тайваня. И эта враждебность коснулась не только дипломатии и политики, но и «более мягких аспектов», например, образования.

«Эти новостные сообщения нацелены на аудиторию с материка, которая будет отговаривать людей отправляться в Тайвань на работу или учебу», — сказал Чэнь.

«Когда интенсивность обмена кадрами становится меньше, между людьми с обеих сторон может возникнуть еще больше враждебности».

Чен также поставил под сомнение достоверность отчета о видеонаблюдении.

В одном из случаев, студент программы обмена рассказал, что его обвинили в шпионаже в пользу Тайбэя, предварительно «заманив в ловушку».

Молодой человек рассказал, что он влюбился в 34-летнюю тайваньскую женщину, которая позже оказалась шпионом — в 2011 году, когда он учился в Тайване. Вернувшись на материк, он согласился поделиться информацией о научно-технических проектах, над которыми он работал, со своей возлюбленной в обмен на деньги.

«Даже если у него есть какая-то секретная информация, она, вероятно, будет низкого уровня и не очень полезной», — сказал Чен.

Правительство Тайваня описало случаи, о которых сообщает CCTV, как «сфабрикованные», и предупредило, что студенты с острова, которые учились на материке, рискуют быть выставлены Пекином как шпионы.

Чен отметил, что, учитывая состояние отношений Тайбэя и Пекина, студенты с материка, которые учились в Тайване, скорее всего, столкнутся с проблемами на рынке труда на родине, так как работодатели будут обеспокоены тем, что они каким-то образом были «внедрены».