Иранская валюта рухнула на ожидании санкций США

Иран продолжает погружение в масштабный валютный кризис на фоне оттока капитала, остановить который не могут даже самые драконовские меры со стороны иранского ЦБ.

Несмотря на рост цен на нефть, от которых зависит 80% поступающей в страну инвалюты, иранский риал стремительно дешевеет 7 месяцев подряд, и за это время обесценился уже почти вдвое.

С отметки в 36 тысяч риалов в сентябре курс доллара поднялся до 60 тысяч в конце апреля на ожиданиях, что сделка по отмене санкций, заключенная Тегераном в 2015 году, будет свернута администрацией США.

Срок принятия решения истекает 12 мая — до этой даты Белый дом продлил соглашение, позволившее Ирану возобновить поставки нефти в Евросоюз и открывшее ему доступ к 100 млрд долларов заблокированных международных резервов.

Несмотря на то, что Дональду Трампу пока не удалось добиться единогласной поддержки ЕС, вероятность возобновления антииранских санкций явно превышает 50%, говорит аналитик Эд Морс.

В пользу такого сценария говорит радикальная смена кадров в команде Трампа объясняет он: на должность главы Госдепа выдвинут экс-директор ЦРУ Майк Помпео, а новым советником по национальной безопасности назначен Джон Болтон, который «не отличается миролюбием».

Двукратная девальвация за полгода спровоцировала валютную панику и ажиотаж среди населения, которое опустошило обменные пункты в надежде спасти сбережения. ЦБ Ирана обязал банки продавать валюту по официальному курсу в 42 тысячи риалов за доллар, но в реальности обменять риал по такой цене практически невозможно, сообщает из Тегерана корреспондент Radio Free Europe.

В январе по всей стране прокатилась волна массовых протестов, в ходе которых погибли 25 человек.

В попытке остановить валютный ажитаж иранский ЦБ запретил гражданам держать больше 10 тысяч евро наличными и обязал сдать «избыточную» валюту в банки или продать. В понедельник он также запретил банкам любые операции с криптовалютами, которые использовались для вывода капитала.

Иран оказался в уникальных условиях: цены на нефть взлетели почти втрое за 2,5 года, а объемы экспорта «черного золота» после отмены санкций выросли до 2 млн баррелей в день. Не воспользоваться этим и попасть в «идеальный шторм» Тегеран смог главным образом из-за некомпетентной государственной политики, уверен экономист Johns Hopkins University Стив Ханке: продолжая грозить США, иранские консерваторы не решились на то, чтобы открыть контролируемую государством экономику и привлечь иностранные инвестиции.

Глава ЦБ Ирана Валлиола Сеиф, выступая в парламенте, обвинил в обвале нацвалюты «врагов» исламской республики и объявил о выявлении «признаков заговора» со стороны конкурентов в регионе.