Италия под присмотром российских корпораций

Как известно, Европа зависит от российского газа. Не является исключением и Италия, которая только на 15% покрывает энергетические потребности за счет собственных ресурсов. Попробуем разобраться, какие еще рычаги влияния Россия задействует в Италии, и почему их сотрудничеству не могут помешать даже санкции.

Как было уже сказано ранее, одним из главных рычагов влияния России на Италию всегда была энергетика. Если быть точными, в цифрах это выглядит так:

Как мы видим, основной статьей экспорта из России в Италию являются минеральные продукты (85,04%), основная часть которых это углеводороды, за что Италии досталось второе место по потреблению российского газа. Его поставки покрывают 43% потребностей Италии в топливе.

Основным экспортером газа в Италию является Газпром. В марте 2017 компания подписала с итальянским энергетическим концерном Eni меморандум о взаимопонимании, в котором идет речь о развитии южного коридора поставок газа из России в Европу. А также компании ведут сотрудничество по газопроводу «Голубой поток». Так, в 1999 году они создали итальянско-российскую компанию  Blue Stream Pipeline Company B. V., которая сейчас владеет морской частью «Голубого потока».

Кроме того, Газпром сотрудничает с греческой DEPA и итальянской Edison. Совместно они в июне этого года подписали Соглашение о сотрудничестве по организации южного маршрута поставок российского газа в Европу.

Также Газпром не против вмешаться в строительство «Трансадриатического газопровода» (ТАР)  и IGI «Poseidon» (Interconnector Greece — Italy), которые проходят через Италию. В конце января этого года зампред правления Газпрома Александр Медведев заявил, что мощности «Nord Stream 2» и «Турецкого потока» не хватит для обеспечения потребностей Европы. А уже в феврале Газпром, Edison и DEPA подписали «Меморандум о взаимопонимании в отношении поставок природного газа из России по дну Черного моря через третьи страны в Грецию и из Греции в Италию». Для осуществления плана стороны намерены использовать «Poseidon». Вскоре, в июне этого года, на форуме ПМЭФ-2017 между компаниями было подписано соглашение о создании газопровода «Poseidon», который должен доставить российский газ от Турции через Грецию на юг Италии.

Председатель правления российского ПАО «Газпром» Алексей Миллер, главный исполнительный директор итальянской Edison SpA Марк Бенайун и главный исполнительный директор греческой DEPA SA Теодорос Китсакос

Но есть и альтернатива такому вмешательству, через газопровод «ТАР». По словам вице-президента Eni Массимо Мантовани, компания рассматривает «ТАР», как один из вариантов поставки.

Справка: «Трансадриатический газопровод» (Trans Adriatic Pipeline; ТАР) — часть «Южного газового коридора», предназначенная для транспортировки азербайджанского газа с месторождения Шах-Дениз в Западную Европу. Газопровод проходит через Грецию, Албанию, Адриатическое море (офшорную часть), и Италию. Его начальная мощность должна составить 10 млрд кубометров. Стоимость строительства «TAP» — 5,6 млрд евро. Его акционерами являются BP (20%), SOCAR (20%), Snam (20%), Fluxys (19%), Enagás (16%) и Axpo (5%).

Причина вмешательства Газпрома в эти газопроводы ясна – с началом их эксплуатации Россия может потерять значительную долю итальянского рынка, а, между прочим, по данным «Газпром экспорта» за 2015 год, Россия поставила в Италию 24,42 млрд. кубометров газа — больше трети ее потребностей.

Также одним из самых успешных примеров экономического влияния России на Италию стала компания «ЛУКОЙЛ», которая владеет совместно с итальянской ERG S.p.A. нефтеперерабатывающим комплексом ISAB (доля России – 49% акций, Италии – 51% соответственно), а также дочерней компанией «ЛУКОЙЛ Италия».

А дочерние структуры Ростеха и Finmeccanica — «Вертолеты России» и AgustaWestland создали СП Helivert для управления заводом по сборочному производству двухмоторного многоцелевого вертолета AW139. 40% доли принадлежит итальянской компании, и по 30% — «Вертолетам России» и Роснефти соответственно. Вертолеты производятся как для России, так и для СНГ в целом.

Конечно же, не обошлось в Италии без Роснефти. Среди достижений этой компании также: соглашение о сотрудничестве с Eni и получение 49% доли в Prime International — совместном предприятии по морским перевозкам с итальянской Pietro Barbaro.

А также Роснефть с марта 2014 года владеет 13,09% акций итальянского производителя шин Pirelli. По итогам этой сделки в совет директоров компании вошли 3 представителя Роснефти: президент Роснефти Игорь Сечин, вице-президент по коммерции и логистике Роснефти Дидье Касимиро, финансовый директор Роснефти Петр Лазарев, и, кроме того, глава ВТБ Андрей Костин, гендиректор Glencore Иван Глазенберг и глава САНОРСа (ЗАО «Новокуйбышевская нефтехимическая компания») Игорь Соглаев. Pirelli также совместно с госкорпорацией Ростех владеет Pirelli Tyre Russia, куда входят Воронежский и Кировский шинные заводы.

А вот с итальянским нефтепереработчиком Saras у Роснефти почти ничего не вышло. В апреле 2013 года российская корпорация купила 13,7% акций Saras за 178,5 миллиона евро, а в июне еще 7,29% за 95 миллионов евро, и планировала совместно создать предприятие по трейдингу нефти и нефтепродуктов, но из-за санкций 8,99% акций пришлось продать уже в октябре 2015 года. Несмотря на это, Роснефть заработала более 80 миллионов евро на инвестициях в Saras S.p.A.

Как мы видим, Россия активно развивает сотрудничество с Италией, что подтверждается многочисленными соглашениями итальянских энергокомпаний с российскими. И даже в те проекты, которые не подразумевали участия России (TAP, Poseidon), РФ вмешалась, что значит огромное желание захватить весь европейский энергорынок. Единственной преградой на пути российского влияния могут стать только санкции, как в случае с инвестфондом Mir Capital, созданным банком Intesa Sanpaolo и Газпромбанком, который по этой причине и из-за неэффективности приостановил финансирование проектов. Хотя это почти единичный случай, ведь большинство российских корпораций продолжают свое влияние на Италию.

Елизавета Семко