Межморье может стать альтернативой и ЕС и «Русскому миру», — литовский историк

v-kudirkos-aiksteje-atidengtas-europos-zemelapis-71316914У Литвы, Беларуси, Украины и Польши есть альтернатива Европейскому союзу и ответ на заведомо проигрышную концепцию «Русского мира».

Об этом в интервью DELFI рассказал сопредседатель российско-литовской комиссии историков Альвидас Никжентайтис.  

Регион между Балтийским и Черным морем в последние годы часто находится под внимательным взглядом историков и политиков. На вопрос, что такое концепция Межморья (Intermarium) и почему она стала актуальной сегодня, отвечает Аливидас Никжентайтис:

«Это может быть и конкретный геополитический концепт, который называется не только Intermarium. Те же украинцы и белорусы говорят о регионе Балтийского и Черного моря. В Польше есть еще концепция АБЧ — Адриатического, Балтийского и Черного морей. Есть еще польская теория, созданная Ежи Гедройцем — Украина, Литва, Беларусь. Поляки также имеют и так называемую концепцию Межморья, которая, по сути, широко использовалась в межвоенный период и связывается в Польше с именем Пилсудского. Литовцы также часто говорят о Литве от моря до моря.»

Перечисленные концепции хоть и называются по-разному, но суть их остаётся той же самой. По мнению историка, Intermarium наиболее близок по содержанию к концепции Гедройца:

«Его идея заключалась в том, что без демократических государств в Украине, Беларуси и Литве не может существовать и независимая Польша. Поэтому, что касается меня, то с точки зрения Литвы я могу сказать то же самое: без демократической Польши, Украины и Беларуси не может быть и свободной, демократической Литвы.»

Причинами актуализации этой темы Альвидас называет следующее:

«После падения СССР был интересен Запад и абсолютно неинтересны соседи. И если мы посмотрим, как меняется тот же сектор туризма, то увидим, что литовцы все чаще находят для себя соседние страны: ту же Беларусь, Польшу, Латвию. Это общечеловеческий момент, но есть и другие намного более важные вещи.»

Также историк делает акцент на том, что новый союз может быть альтернативой ЕС и НАТО:

«Сейчас уже все открыто говорят и о таком варианте, что такое образование как ЕС может прекратить свое существование. После выборов Трампа начались дискуссии насколько действенны такие организации как НАТО. И в такой ситуации, по моему мнению, завязывание дружеских отношений с соседями, интенсивное сотрудничество с ними — это первый шаг к различным союзам. И если говорить об изменившейся ситуации, мы не можем забывать о факторе России. Все же Россия с аннексией Крыма сделала то, что никто в XX и XXI веке не ожидал. Никто не ожидал, что можно силой менять межгосударственные границы, и в этом случае печальное прошлое первой половины двадцатого века нас настигает, заставляет думать и искать возможные альтернативы на «черный день».

Далее Альвидас рассказывает о провале концепции т.н. «Русского мира» и угасающем влиянии России:

«Идея «Русского мира» обречена на провал. По-моему, ее не стоит сильно опасаться, поскольку сама ее конструкция ошибочна и совершенно не учитывает различный опыт русскоязычного населения в различных регионах.»

«В данный момент это влияние в Украине очень сильно уменьшилось, и мы видим совершенно другие моменты. Я же говорю о том, что идея «Русского мира» может быть отчасти близка белорусам, поскольку Беларусь находится в очень интересной ситуации и дальше продолжает жить в постсоветском пространстве, она не вышла из этого пространства. Из этого пространства сейчас пытается выйти Украина. Идея «Русского мира» в этих странах некоторое время была достаточно успешной и по-прежнему достаточно ограниченно работает в тех же самых странах Центральной Азии. Там сложились другие возможности. Но при этом можно проектировать такие вещи как Межморье. Но самое главное в этих процессах, как я это вижу, это создавать альянсы не против чего-то, а создавать альянсы за что-то.»

О перспективах создания межгосударственного союза историк говорит следующее:

«Это очень сложный вопрос, поскольку эти процессы только лишь начались. Идей, что государства этого региона должны теснее сотрудничать было немало и в конце существования СССР. Потом распад СССР и попытки сближения стран Балтии с Западом привели к тому, что интерес к этим вещам был утерян, а реалии Украины, Беларуси тоже были иными. По сути, сейчас мы можем говорить о работе по созданию региональных связей, если говорить с позиции Литвы. Речь идет о нескольких годах, а это слишком небольшой срок, чтобы можно было что-либо сказать.»

«Но мы в данном случае должны прекрасно понимать, что только лишь усилий политиков, при формировании определенного региона, недостаточно. Нужно чтобы к этому присоединялись и представители общества, чтобы эти вещи осуществлялись общими усилиями на разных уровнях.» — добавляет Альвидас.