Три этапа «путинизации» Франсуа Фийона

После шока с Трампом всех ждал сюрприз с Фийоном. После «путинопоклонничества» будущего президента США — русофилия вероятного кандидата от французских правых. Каковы причины и масштабы пророссийской позиции Фийона, победу которого в Москве приветствовали, как избрание Трампа?

Заявить о близости к президенту России, значит, надеть на себя мантию защитника восточных христиан, взять в руки голлистское наследие неравнения на НАТО… а также отмежеваться от внутренних и внешних конкурентов.

Религиозно-оборонительный маркер на Ближнем-Востоке

Давние и неизменные заявления Франсуа Фийона по Сирии являются продолжением традиций Франции-защитницы восточных христиан. Речь идет об исконной политике Франции в регионе, от капитуляций 1535 года до защиты христианских общин в 1860-х годах и колониального периода французского мандата после Первой мировой войны.

Такой курс, безусловно, представляет собой кардинальный отход от политики, которой следуют французские власти на протяжении нескольких лет, в том числе в годы, когда Фийон занимал пост премьера. В этот период французская дипломатия ставила перед собой целью уход Башара Асада, смену режима в Дамаске, поддержку демократической оппозиции и жесткую линию по отношению к российскому вмешательству. В такой перспективе она явно была направлена против альянса Тегеран-Дамаск-Москва, который поддерживали на территории страны силы «Хезболлы».

Как не раз отмечал Франсуа Фийон, в частности во время третьих теледебатов, он намеревается объединить силы с Россией, чтобы защитить восточных христиан в Сирии и за ее пределами. Таким образом, общий враг — это суннитский терроризм и источники его поддержки в регионе. Что касается режима Асада, он представляется необходимым злом на пути к достижению цели. Здесь определенно прослеживается связь с дипломатической линией, которой следует Кремль на протяжение десятилетия: она подчеркивает, что у России и Запада общие враги. И оправдывает агрессивную риторику Московского патриархата, который представляет Россию единственной защитницей христианства на Ближнем Востоке.

Голлистский антиантлантизм в Европе

Кроме того, Франсуа Фийон намеревается возродить традиции голлизма. В продолжение «антанты», соглашение о которой подписали Франция и Россия в 1892 году против Тройного союза Германии, Австро-Венгрии и Италии, во время холодной войны генерал де Голль стремился развивать связи Франции и СССР: выход из командных структур НАТО, развитие независимых сил ядерного сдерживания, активный культурный и торговый обмен и т.д. Сближение двух стран во всех этих областях всегда помогало французскому правительству подчеркнуть свою стратегическую независимость. Поставив на первое место вопрос франко-российских связей, Франсуа Фийон заявляет о себе как о последователе генерала. И обещает в случае победы критическое отношение к НАТО.

У Франсуа Фийона сложились тесные отношения с Россией во время работы премьером. Он не раз встречался с Владимиром Путиным с 2008 года, как в официальном, так и частном порядке. Близость проявляется и на политическом уровне: бывший глава правительства открыто выступил за снятие экономических санкций, которые были введены Европейским Союзом в ответ на аннексию Крыма и действия Москвы на востоке Украины.

Дифференциация во французской политике

Во всех этих пророссийских заявлениях есть, разумеется, и тактические соображения.

Утверждения о необходимости сближения с Россией позволяют заручиться поддержкой многих депутатов от «Республиканцев», в частности тех парламентариев в обеих палатах, которые голосовали за резолюции с требованием снять санкции с Москвы. Сторонники Николя Саркози не останутся равнодушны, а ярые почитатели российского лидера будут просто счастливы.

В национальном плане, близкие отношения с Владимиром Путиным позволяют Франсуа Фийону подчеркнуть свой международный статус государственного деятеля. И даже по аналогии наделяют его образом сильного лидера, какой давно сложился у самого президента России. Такого эффекта нередко пытаются добиться кандидаты и лидеры, которым необходимо укрепить собственный имидж (Берлускони, Саркози, Эрдоган и т.д.). Все эти элементы будут использоваться для дифференциации от Алена Жюппе в рамках классического для правых противостояния голлизма и атлантизма, национальной независимости и дипломатического модернизма. Затем их пустят в ход против кандидата от социалистов по линии реальная политика против правозащитничества.

Таким образом, Россия становится во Франции внутриполитическим вопросом…

Сириль Бре (Cyrille Bret)